Теннис

«Картонные кровати, нет четких инструкций». Казахстанский теннисист с улыбкой воспринял условия на дебютной Олимпиаде

«Картонные кровати, нет четких инструкций». Казахстанский теннисист с улыбкой воспринял условия на дебютной Олимпиаде

Казахстанский теннисист Андрей Голубев в интервью корреспонденту Prosports.kz подвел итоги турнира в Гамбурге, высказал свое мнение об условиях в Токио и оценил рекордное количество лицензий у нашей сборной.

- Расскажите, как готовились к Олимпиаде на минувшей неделе?
- Мне пришлось задержаться в Гамбурге, потому что из-за требований японских властей нужны специальные тесты. Так как прошел турнир серии ATP, организаторы были в курсе, поэтому делали тесты в аккредитованной лаборатории, чтобы заполнить какую-то японскую бумагу. Только после этого можно лететь. В воскресенье я вернулся домой в Италию, а уже сегодня вылетаю в Японию.

- Какие у вас ощущения от выступления на турнире в Гамбурге?
- Я считаю, что турнир прошел хорошо. Все-таки это Гамбург пятисотка, то есть крупный турнир. Мы обыграли две очень хорошие пары, которые показывают хороший теннис в этом году. Особенно ребята, которых мы прошли во втором круге. Уверенно прошли два раунда, к сожалению, дальше не получилось. Соперники сыграли на уровне. Один стоит в двадцатке, второй 38-й. Но в целом полуфинал - хороший результат для такого турнира.

- Вы играли с Александром Недовесовым, с которым давно не выступали. Быстро вспомнили наигранные связи?
- Да, конечно. Это же все остается в памяти. Тем более с Сашей Недовесовым мы очень много играли, поэтому, если есть какой-то период, когда не играете вместе, потом все это быстро вспоминается, скажем так.

- Вы решили готовиться к Олимпиаде через турниры, Михаил Кукушкин тренировался один в Дубае. Не было ли идеи готовиться всем на одном сборе, как это сделала, например, сборная России в Южно-Сахалинске?
- Сборная России тренировалась в Южно-Сахалинске, хотя тот же Медведев готовился у себя дома во Франции. Каждый готовится, как считает нужным. У Миши я тоже знаю, что был вынужденный сбор, потому что сложилась такая ситуация, что иначе не сделаешь. Была бы возможность, он тоже бы играл на турнире. Да и узнали мы, что попали на Олимпиаду, когда заявка на турнир в Гамбург прошла. Поэтому уже ничего нельзя было поменять. И нам не привыкать. Олимпийские игры на самом деле – это как обычный турнир. Там не будем чего-то сверхъестественного. Та же сетка, те же участники, которых мы видели, половина из Гамбурга поедут на Олимпиаду. Поэтому что-то придумывать не стоит. Наоборот, мне кажется, чем больше изобретаешь велосипед, тем будет хуже. Важно, кто в какой форме. Допустим Саша Бублик сейчас хорош. Неплохое выступление в Ньюпорте придаст ему уверенности. По себе могу сказать, что последние результаты радуют. На этом фоне нужно продолжать, ехать туда и добиться своего максимума.

- Уже из Токио поступают тревожные новости о заразившихся среди прибывших спортсменов. Не боитесь ли вы лететь на Олимпиаду не привитым?
- На самом деле, кто привит, кто не привит – все равно. Там протокол одинаковый. Но, конечно, опасения возникают, потому что здесь не все зависит от меня. Я могу сказать, когда играем личные турниры, то мы выбираем, как на них ехать. Допустим, на машине, чтобы никого не видеть. Ехать поездом или лететь самолетом. И тут тоже выбираешь экономом или бизнесом, чтобы меньше рисковать. К примеру, я взял бизнес, когда летел на Уимблдон, потому что англичане были очень жесткие. Поэтому я переплатил, чтобы минимизировать риски. Хотя смысла за 40 минут в полете не было. Только ради того, чтобы минимизировать контакты с людьми. В номерах мы выбираем жить одному, тренер в другом, то есть нам это обходиться дороже, но речь идет о том, как можно сделать лучше для своего выступления и безопасности, учитывая правила. Соответственно я несу полную ответственность за те действия, которые выполняю на турнирах. Я очень ответственно к этому подхожу и даже где-то перестраховываюсь. На Олимпиаде у нас такого выбора нет. Это самая большая проблема, уже начиная с того что живешь в деревне. 35 человек на одном этаже. Кто-то там прошел, кто-то здесь прошел. Получается такая ситуация, что у нас выбора нет, где и с кем жить, с кем тренироваться. Но если вдруг что, то спортсмен крайний и тебя закрывают на две недели. Я считаю, что это как минимум нелогично и неправильно. К примеру, ты сделал все, чтобы минимизировать риски, но не повезло, водитель, который встречал в аэропорту и вез в гостиницу, оказался вдруг положительным и тебя из-за этого закрыли. Сам ты не искал приключения на одно место. Даже на «Ролан Гаррос» у нас была возможность выходить в город на один час. Я ни разу за две недели не вышел. Потому что, зачем мне рисковать лишний раз? Мне было нормально и так. Здесь же такого нет, как повезет. И самое интересное никто не будет нести за это ответственность, ни организаторы, ни МОК.

- Получается, что повторяется ситуация, которая была в начале года в Австралии?
- Австралия стоит немного отдельно, хоть и был небольшой выбор, но там тоже нам не сказали, как будет. Если бы знали, что один в самолете будет положительный, то всех посадят на изоляцию. Но вы понимаете, что в Австралию из топовых игроков никто бы не поехал. Никто бы не стал рисковать.
- Тем не менее, теннисисты готовы уже к такому положению дел, нежели тогда в Австралии?
- Нет, не готовы. В том то и дело, что у нас нет четких инструкций. Те же японцы все время что-то меняют. Уже в новостях было, что у массажиста какой-то сборной и еще кого-то выявили коронавирус и закрыли на самоизоляцию минимум на пять дней. А где гарантии, что также не произойдет? Никто не говорит четко, что может быть. Например, у нас на турнирах все четко написано, что будет, если произойдет такой случай. И мы понимаем, на что идем. В Японии же каждый случай трактуется по-разному. А кто заплатит за все это? Естественно спортсмены. Не сыграешь на Олимпиаде, закроют тебя на две недели, потеряешь форму и тд.

- Александр Бублик сказал, что, например, на акклиматизацию в Австралии ему нужен один день. А как у вас обстоят дела с акклиматизацией? С Европы придется много часовых поясов менять.
- Да семь часов, но нам не привыкать. Понимаете, мы теннисисты и, как минимум раз десять за год проходим через все это. Так что абсолютно нормально. 25-го у нас выступления начинаются. Это воскресенье. То есть будет обычный турнир с главным судьей и супервайзером. Он будет спрашивать, кто, когда прилетел. Первый круг играется несколько дней. Может быть поставят попозже, кто прибыл позднее. Мы также и на US Open летим за 3-4 дня. Не за две недели, чтобы готовится. Поэтому более привыкшие к перелетам и смене часовых поясов.

- Также Александр сказал о том, что очень важно выспаться при акклиматизации. Как вы восприняли информацию о том, какие условия будут в олимпийской деревне, где небольшие номера и картонные кровати?
- С улыбкой. Что ж теперь сделать. Как будет, так будет. Понятное дело, что сон для любого спортсмена – это важная составляющая в плане восстановления, как и для любого человека. Я был в Японии, поэтому знаю, какие там номера в обычных гостиницах. У нас нет ожиданий пятизвездочных отелей. Это сто процентов.

- На Олимпиаде не будет зрителей. Это уже привычное дело для вас?
- С одной стороны привычно, с другой нет. Но я на Олимпиаде ни разу не играл. Хотя в Токио несколько раз выступал. Японские болельщики своеобразно хорошо поддерживают. Здесь будет грустно. Вроде бы ты на Олимпиаде, а играешь, как будто ребята собрались потренироваться к какому-нибудь турниру. То есть реально, может быть, такое ощущение из-за этой пустоты и атмосферы.

- Многие топовые игроки отказались играть на Олимпиаде. Что вы думаете по этому поводу?
- Их прекрасно можно понять, но в моем случае - это в первый раз. И даже, если Олимпиада вот такая, она все равно первая. И неизвестно будет ли еще такая возможность. Я думаю, что любой спортсмен, когда стоит вопрос участвовать или нет, ответил бы да. Я не смотрел, кто конкретно снялся. Может быть те, кто участвовал или наоборот молодые, которые спокойно поедут потом в Париж и в Лос-Анджелес тоже. А в моем случае другого шанса может и не быть.

- Впервые у сборной Казахстана сразу восемь лицензий. Что думаете по этому поводу и каковы наши шансы на ваш взгляд?
- На Олимпиаду попадают в теннисе только по рейтингу. И это значит, что сейчас у нас многие имеют хорошие позиции в нем. Что приятно для нас для всех и казахстанского тенниса в целом. Я надеюсь, акцент на то, что у нас восемь лицензий, даст какое-то подспорье для наших детей и подростков, кто уже занимается теннисом, чтобы привлечь еще ребят в наш спорт, ведь Олимпиада - это мощное медийное оружие. Что касается прогнозов, мы будем рады, если нас не закроют на самоизоляцию (смеется). Если серьезно, такой момент, что мы не знаем, кто там играет. Только в новостях читаем, что этот снялся, тот едет, а этот не едет. Это не так, как на турнирах, когда видно онлайн-заявки, кто в сетке и будет играть. Здесь вообще непонятно. Только пар десять знаю, по остальным двадцати теннисистам непонятно, кто попал, кто не попал. Поэтому сложно сказать с кем мы можем встретиться. Своеобразная ситуация на самом деле. Мы можем попасть в первом круге на пару Павич/Мектич, которые Уимблдон выиграли. Понятное дело, что они фавориты, хотя с Сашей Бубликом мы можем обыграть и их. Мы это уже показывали, но, тем не менее, можем и проиграть. Приехал на Олимпиаду и зачехлил ракетку в первом круге. Что сделаешь, такой жребий.

«Финал «шлема» будет стоять рядом с одиночными». Казахстанский теннисист оценил историческое достижение на «Ролан Гаррос»

«Хотя бы одна медаль». Казахстанский теннисист обозначил цель для сборной на Олимпиаде в Токио

«Было бы символично». Александр Бублик огорчился, что не сможет сыграть с Федерером на Олимпиаде в Токио

Источник: Prosports.kzОшибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Коронавирус в спорте

Коронавирус в спорте

Коронавирус в спорте - последние новости на сегодня, онлайн-карта 2020 в мире и Казахстане

Комментарии 0