Зимние

«Сказала, что я и моя семья свиньи, а она бог и мы должны ей молиться». Подробности нового лютого беспредела в казахстанском спорте

«Сказала, что я и моя семья свиньи, а она бог и мы должны ей молиться». Подробности нового лютого беспредела в казахстанском спорте

После двух вопиющих скандалов в казахстанском женском боксе и тяжелой атлетике новый тренерский беспредел вскрылся в зимних видах спорта.

Рассказать свою историю предвзятости и некомпетентности наставников в интервью Prosports.kz решился бывший член национальной сборной РК по фристайл могулу Александр Геберт.

– Александр, для начала расскажите, со скольки лет вы занимаетесь спортом и фристайлом в частности?

– В 8 лет я пошел на горные лыжи, а потом уже начал заниматься фристайлом, то есть, в спорте я уже 14 лет.

– Каких результатов вам удалось добиться за это время?

– Я являюсь мастером спорта РК, неоднократным призером чемпионата Казахстана, удостоился шестого место на Универсиаде 2019 года в Красноярске, призер Кубка Губернатора Санкт-Петербурга-2018.

– Теперь расскажите, в какой момент ваша карьера начала испытывать трудности не по спортивному принципу и почему?

– Предвзятое отношение конкретно ко мне без обоснований и причин началось в мой последний сезон пребывания в национальной сборной, то есть, сезон-2019/2020. Не было каких-либо фактов и аргументов, которые могли бы оказаться в основе всего этого. На протяжении года тренер национальной сборной Елена Круглыхина говорила мне, что я ничего не умею и являюсь позором Казахстана, что я чмо и свинья. Что только Елена Анатольевна и ее желания давали мне возможность выступать на международной арене.

– Все эти унижения в ваш адрес исходили от главного тренера национальной сборной Казахстана Елены Круглыхиной?  

– Да. Когда меня впервые выгнали со сборов с Бухтармы, моя мама позвонила ей и решила узнать причину моего исключения. Тогда Елена Анатольевна не сумела вразумительно объяснить эту самую причину и просто кричала в трубку, что я и вся моя семья свиньи, а она бог и мы должны ей молиться.

– В официальной формулировке одного из пунктов, по которым вас окончательного исключили из национальной сборной, значится «невыполнение указаний главного тренера», иными совами - нарушение дисциплины. Такие прецеденты были зафиксированы документально тренерским штабом сборной?

– Никаких документальных подтверждений нет, потому что я не допускал ничего подобного за всю свою спортивную карьеру, и ни одного составленного протокола на меня нет за все 14 лет, что я в спорте, нет. На бланке Национальной лыжной Ассоциации РК все было составлено уже после того, как меня уволили из сборной, а к моменту моего исключения никаких официальных причин мне не озвучивали.

– Такое отношения к вам со стороны Елены Круглыхиной началось сразу после того как вы попали в состав национальной сборной?

Изначально такого отношения ко мне не было. Елена Анатольевна должна сказать сама мне спасибо, потому что мой личный тренер Сергей Павлович Аксенов отдал меня ей, когда сборная нуждалась в третьем спортсмене для полного состав команды, а на тот момент были только Колмаков и Галышева. Нужен был мастер спорта, а я выполнил этот норматив в 2016 году. После этого официально я не числился в команде у Круглыхиной и в 2017 году ездил на сборы еще благодаря спонсированию области. В 2018 году меня зачислили к ней официально, и у нее уже была полная группа.  

– То есть, с 2018 года вы официально перешли в национальную сборную под руководством Круглыхиной?

– Да. Сначала у нас были нормальные взаимоотношения, как спортсмена и тренера, у которых были одни цели. Уже дальше, когда в сборную начали подтягиваться другие спортсмены и команда начала увеличиваться, то в сезоне-2019/2020 ко мне лично, так как сейчас я могу говорить только за себя, началось предвзятое отношение.

– Предвзятое отношение было только к вам или другие спортсмены тоже подвергались этому?

– Ребята, которым также говорили, что они «чмо» или «лохи», этого не подтвердят в силу того, что они боятся все потерять и что-либо сказать,  держась за свою зарплату.

– Когда у вас произошел первый конфликт с Еленой Круглыхиной?

– В сезоне-2019/2020 на базе в Шымбулаке. Тогда у нас была бело-голубая форма, а после того, как мы поднялись на фуникулере, то замарали ее пылью от сидений, которые оказались не протертыми. У половины команды форма оказалась испачкана, но Елена Анатольевна сказала именно мне привести в порядок форму сегодня же, хотя тогда я уже не мог спуститься в город в силу плотного графика и договорился с прачечной только на следующий день. Елена Анатольевна, извиняюсь за нецензурную брань, сказала мне: «Дол**еб» и отправила собирать свои вещи для отъезда со сборов.

– Стирать форму пытались заставить только вас или других членов команды тоже?

– Только меня и не объяснили, почему я оказался «белой вороной». Меня выгнали со сбора, а потом Круглыхина позвонила мне и сказала, что я обязан скинуть деньги за питание ей на карточку. Я спустился в город и скинул ей деньги, а потом уже влезал в долги, чтобы мне было на что жить, питаться, снимать квартиру и так далее.

– Как вы восприняли всю эту ситуацию в тот момент?

У меня был нервный срыв, и я хотел завязать со спортом, так как вывозить всю эту гнобежку и несправедливость уже не мог. После случившегося Круглыхина позвонила моей матери и сказала: «Ничего страшного, Елена. Твой сын едет на сбор дальше». Мы как-то отпустили этот момент и успокоились. В конце сезона мы получаем все суточные на питание, которые каждый спортсмен уже потратил ранее за свой счет. В июне нам пришли эти деньги, и в этот же момент Елена Анатольевна сказала перевести ей все на личную карту. Просто, если бы нам нужно было возвратить эти деньги обратно в государственную казну, то нам сказали бы сделать это через бухгалтерию, а мы их отправляем на личную карту тренера, а это уже, я считаю, чистой воды коррупция. На тот момент я даже не знал, что есть какие-то организации для спортсменов, в которые можно обратиться ,чтобы тебе помогли. Потом мы поехали в июле на сборы в Бухтарму и там нас четверых спортсменов выгоняют, под предлогом хулиганства и распития спиртных напитков.

– Это тоже нигде официально зарегистрировано не было?

– Нет. Я сразу предложил Елене Анатольевне, чтобы мы прошли алкотест, на что она мне ответила, я снова извиняюсь за нецензурную брань: «Пошел на х*й дол**еб! Уезжайте со сборов!». Мы все вчетвером собрались и уехали. Сначала все договорились, что больше не будем терпеть эти унижения и обратимся в какие-либо инстанции, но потом через день нас вернули на сбор и все ребята сразу же замолчали. Я сказал им, что так дело не пойдет и с этим беспределом нужно что-то делать, потому что это не спорт. На следующий день, когда я пошел на тренировку, Круглыхина спросила у меня, куда я иду, а узнав снова начала меня оскорблять: «Дол**еб! Чмо, ты вообще не должен тренироваться, ты позор Казахстана, собирай свои вещи и пошел на х*й со сбора!».

– Как вы поступили на этот раз?

– Мне пришлось уехать, хотя когда я вернулся, все мои близкие были в шоке от того, что я вновь вернулся. Спросили у меня причину, но я сам ее не знал. Я позвонил Круглыхиной, стал извиняться непонятно за что, лишь бы опять вернуться на сбор, но меня опять послали на три буквы и сказали забыть туда дорогу. После того, как меня уже окончательно выгнали из национальной команды до меня дошли слухи, что если я не напишу добровольную об увольнении, то меня уволят по статье профнепригодности. Меня вынудили написать, и я это сделал, потому что на тот момент даже не знал куда обратиться, а времени на раздумья особо не было.

– После ухода из сборной вы как-то поддерживали форму или завязали со спортом?

– Я начал ходить в легкоатлетический манеж имени Ольги Рыпаковой, но потом позвонили местным тренерам и сказали, что если Геберт появиться в зале, то все пойдут туда же куда меня все время посылали в сборной. Соответственно я пропустил лето и зиму, так как нигде не тренировался. Все тренера, грубо говоря, от меня отвернулись, так как на них на всех оказывается давление и все вокруг подвязано на одном. Меня никто не спонсировал и я не мог выезжать для участия, ни на какие международные соревнования.

– Получается, что на момент ухода из сборной вы были ориентировочно третьим номером мужской сборной Казахстана после Рейхарда и Колмакова? 

– Грубо говоря, да. Мы часто менялись на Кубках мира с Романовым. Но я не скажу, что у меня были низкие показатели, потому что все это можно проверить на официальном сайте FIS, если кто-то хочет сказать, что я профнепригоден. В этом году на летнем Кубке Казахстана, который прошел с 20 по 23 августа по фристайл могулу я приехал неподготовленным, но потренировавшись одно утро занял на нем четвертое место. Меня не пустили на третье место, но это было понятно.

– Какой все-таки был переломный момент, после которого отношение к вам со стороны главного тренера национальной сборной изменилось, как вы считаете?

– Мне до сих пор это неизвестно. Возможно, я начал задавать ей неудобные вопросы, когда мы периодически отправляли ей свои суточные на карту.

– Сейчас вы как-то зарабатываете себе на жизнь?

– Так как выбора особого не было, потому что образования по профессии у меня нет, то я последние полгода работал на стройке. Мне нужно как-то помогать семье и самому себе. Но сейчас мне при содействии Союза спортсменов сделали график подготовки, и я приступаю к тренировкам.

Фото: Из личного архива Александра Геберта, открытые источники 

«Меня унижали». Экс-член сборной РК по фристайлу заявил о поборах и некомпетентности тренера

«Вы отвлекаете меня от работы». Тренер сборной Казахстана по фристайлу пообещала прокомментировать обвинения в свой адрес

«Мне сказали: «Забудь своего личного тренера – он здесь никто». Появились новые подробности беспредела в казахстанской тяжелой атлетике

«Сейчас нам звонят пешки старших тренеров и запугивают». Скандал в тяжелой атлетике Казахстана принимает ужасающие масштабы

 

 

Источник: Prosports.kzОшибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0