Live
Коронавирус в спорте
Единоборства

«Руки чесались с ним рассчитаться в отсутствии его протеже». Анатолий Быков - о финале Олимпийских игр в Москве

«Руки чесались с ним рассчитаться в отсутствии его протеже». Анатолий Быков - о финале Олимпийских игр в Москве

Борец греко-римского стиля, чемпион Олимпийских игр (Монреаль, 1976) и серебряный призер ОИ-1980 в Москве Анатолий Быков в интервью Prosports.kz рассказал о становлении своей спортивной карьеры и оценил бой между Романом Власовым и Асхатом Дильмухамедовым на чемпионате мира в Нур-Султане.

- Расскажите, как вы начали заниматься борьбой? Почему вы выбрали именно это вид спорта?

- Борьба родилась во мне вместе со мной. Сколько себя помню - боролся. Откуда это взялось - не понятно, в роду борцов и спортсменов не было. Может реинкарнация какого-нибудь древнего борца? В 10 лет пошел в магаданский дворец спорта, в секцию борьбы, тренер посмотрел на меня и сказал: «Ещё мал. Иди на гимнастику напротив и через пару лет приходи».

Я стал гимнастом, выполнил несколько юношеских разрядов. Мне не нравилась монотонность многократных повторений одних и тех же движений. Удовольствия не получал. Через год оказался в Алматы, закончил там четвертый класс и во время летних каникул увидел объявление в газете о наборе учащихся в спортивную школу-интернат на улице Байзакова, ниже Абая. В 1965 г. я и записался в эту школу на отделение борьбы. Тренер оказался вольником, и один учебный год практиковался в ней, потом пришел тренер-классик, и вся наша группа переквалифицировалась. Этот тренер тоже проработал год и покинул нас. С 1967 г. с нами начал работать тренером Виктор Михайлович Ермаков - в то время ещё сам действующий спортсмен, лучший борец Казахстана в весе 90 кг., обладатель звания «Почетный мастер спорта» (было такое звание за выполнение нормы МС пять раз). С тех пор наши судьбы были связаны вместе до его смерти в 2018г. Виктор Михайлович организовал творческий тренировочный процесс с изучением всей техники классической борьбы: приемы, защиты, контрприемы, повторные атаки. На изучение школы ушло два года. Тренировались в школьном зале борьбы и раз в неделю ходили на тренировки сборной Казахстана на центральном стадионе, где работали рядом с Владимиром Бакулиным, Валерием Резанцевым, Анатолием Назаренко, Александром Мотиным, Валерием Хомутским, Еликом Султангалиевым, Казбеком Карамулиным и другими лучшими борцами, что являлось хорошей психологической подготовкой. 

- Расскажите о своих первых соревнованиях. Возникало ли тогда желание бросить борьбу и уйти в другой вид спорта?

- Немаловажным было формирование мотивации и встреча с Владимиром Николаевичем Бакулиным после Олимпиады в Мехико. Эта встреча зародила мечту о чемпионатах мира и Олимпийских играх. Тренировки чередовались с юношескими соревнованиями на уровне города, потом республики. Уровень моей готовности был достаточно высок, и все соревнования я выигрывал, не раз признавался самым техничным борцом турниров. Расскажу только об одном турнире, сильно повлиявшим на меня. Это Спартакиада школьников СССР 1969 г. в Ереване. В ней мы участвовали школьной командой, т.к. являлись победителями Спартакиады школьников Казахстана. В команду входили ученики Виктора Михайловича Ермакова и Анатолия Павловича Жаркова, приглашенного на работу в нашу школу вместе с учениками. В дальнейшем Анатолий Павлович воспитал олимпийского чемпиона Шамиля Серикова. Перед союзной Спартакиадой команда прошла обкатку на первенстве СССР, где мне удалось занять четвертое место, что давало уверенность в успешном выступлении в Ереване. Но на Спартакиаде в первом круге я встретился с грузином-победителем прошлогоднего первенства СССР и в упорной борьбе проиграл один балл, а с ним - и схватку. Во втором поединке с армянским борцом я проводил приемы, а оценки получал противник. Второй проигрыш и вылет с соревнований, в итоге 11-ое место. Чувство злости и обиды за судейскую необъективность, с которой столкнулся впервые, душили несколько дней. Виктор Михайлович, видя мое состояние, не подходил два дня. И только потом поговорил, успокоил сказав: «Бывают не только победы, но и поражения, из которых нужно делать выводы и сразу забывать, чтобы не мучиться от переживаний. У тебя всё впереди и ты ещё станешь чемпионом мира». Через год я выиграл первенство СССР среди юношей, а на следующий год первенство мира в Токио, получив в первой схватке вывих руки в локтевом суставе.

- Вы выступали за «Динамо». В чем была особенность подготовки борцов динамовской школы? Что можно оттуда перенять в наше время?

- Наши с Виктором Михайловичем успехи на взрослом ковре, а потом и проблемы, состоялись в ФСО «Динамо». Но не малую роль в нашей спортивной карьере оказало и ДСО «Локомотив», в котором в 1960-70 гг. состояло много ведущих борцов-классиков Казахстана (змс В.Бакулин; мсмк К.Карамулин, А.Мотин, В.Доцук, И.Гафаров; мс В.Ермаков и другие). Общество создавало хорошие условия для развития спорта и было одним из сильнейших в Союзе, постоянно участвовало в чемпионатах мира среди железнодорожников, чем и объясняется наличие мсмк у наших борцов, бывших чемпионами мира. С начала своей спортивной карьеры и я стал членом ДСО «Локомотив» и много раз выигрывал первенства ЦС «Локомотив» по юношам, а в 1970 г. - и по взрослым, выполнив норматив мс СССР,  мне тогда было 17 лет.

Кроме того, с момента моей победы на первенстве СССР по юношам «Локомотив» стал платить зарплату в размере 100 рублей, и с этого момента начался мой трудовой стаж. 

В 1971 г. я поступил в Казахский институт физической культуры (ныне КазАст), и мы с Виктором Михайловичем перешли в ДСО «Буревестник». А перед окончанием института замаячила проблема армии и за нами стали гоняться представители ЦСКА и «Динамо», т.к. к тому времени я уже был чемпионом мира среди молодежи, мсмк и членом взрослой сборной СССР. Предложение «Динамо» оказалось лучше: должность начальника отдела в Каз РС «Динамо» Ермакову (должность подполковника) и звание лейтенанта мне. С 1975 г. мы стали «динамовцами».

К тому времени в спортивной команде Каз РС «Динамо» во внутренних войсках собрался цвет классической борьбы: олимпийский чемпион и Валерий Резанцев, серебряный призер ОИ и чемпион Мира Анатолий Назаренко, их тренер ЗТР СССР Вадим Александрович Псарев - все на офицерских должностях. И в этот коллектив влился и я -молодой лейтенант, к тому времени уже чемпион мира по взрослым и претендент на участие в Олимпийских играх - 1976.

В чем была сила «Динамо»? В создании спортивных команд, в состав которых призывались на офицерские должности лучшие спортсмены и тренеры страны, что давало им хорошую зарплату и стабильную перспективу на будущее в виде военных пенсий. 

- Расскажите о своем тренере Викторе Михайловиче Игуменове. В чем была особенность его подготовки?

- После ОИ-1972 в Мюнхене закончил выступать и стал тренером сборной СССР Виктор Игуменов - пятикратный чемпион мира и, к тому времени, кандидат наук. В его весе (74 кг) развернулась борьба за лидерство, в которой приняли участие молодые претенденты: Владимир Земков из России, Иосиф Беришвили-Грузия и я, Анатолий Быков. По причине того, что я был ещё молодежного возраста, то включился в конкуренцию в 1974 г. А в это время пробовались на международной арене мои конкуренты и оба неудачно, не могли выиграть ни чемпионаты Европы, ни мира. В 1975 г. я уверенно выиграл Спартакиаду народов СССР, в финале разгромив Владимира Земкова, и завоевал право участвовать в чемпионате мира в Минске, который уверенно выиграл. Это позволило спокойно готовится к ОИ - 1976. Благодаря новой методике подготовки, разработанной Виктором Игуменовым и успешно опробованной на чемпионате мира в Минске (8 золотых и одна серебряная медали из 10 возможных) на ОИ в Монреале наша команда установила рекорд, достойный книги Рекордов Гиннесса, завоевав 7 золотых, 2 серебряных и бронзовую медали, все борцы-классики вернулись домой с олимпийскими медалями. Победителями стали: Алексей Шумаков (Россия, 48 кг.), Виталий Константинов (Россия, 52 кг.), Сурен Налбандян (Россия, 68 кг.), Анатолий Быков (КазССР, 74 кг.), Валерий Резанцев (КазССР,90кг.), Николай Балбошин (Москва, 100 кг.), Александр Колчинский (УкрССР, +100 кг).  Серебро завоевали: Нельсон Давидян (УкрССР, 62 кг.) и Владимир Чебоксаров (Россия, 82 кг).  Бронзовым призёром стал Фаргат Мустафин (Москва, 57 кг).

Потом Виктор Игуменов был награждён орденом Ленина, назначен зампредом спорткомитета СССР по науке и успешно обеспечивал научный подход к подготовке всех сборных команд страны к ОИ - 1980. В результате, в Москве советские олимпийцы завоевали 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых медалей. Для сравнения, команда ГДР, занявшая второе место, как и в Монреале, получила 47 золотых, 37 серебряных, 42 бронзовые медали. После 1980 г. Виктор Игуменов много лет руководил центральным институтом физкультуры в Москве, стал доктором наук, профессором.

- Расскажите, как проходил отбор на ваши первые ОИ в Монреале. Поделитесь впечатлениями от этой Олимпиады.

- Олимпийские игры в большом спорте - рубеж, после которого спортсмены
уходят из спорта, а у борцов ещё и меняют весовую категорию. Для меня в это время начался эмоциональный спад. Предыдущие семь лет гонки за результатом, теперь, когда все высоты покорены, требовали определения новых целей и отдыха организму. От снижения иммунитета начались простудные болезни и другие проблемы, затянувшиеся на два года. Но спорт на месте не стоит. Чемпионат Европы я пропустил, а на чемпионате мира стал только четвертым. Оба чемпионата выиграл мой основной соперник чех Вячеслав Маха-олимпийский чемпион 72 г. и был признан лучшим спортсменом 1977 года в Чехословакии. В начале 1978 г. я начал приходить в себя, настроился на ещё одну Олимпиаду, ведь она будет в Москве. Хорошо подготовился к чемпионату Европы, но на последнем сборе перед чемпионатом в тренировочной встрече получил сотрясение мозга и с ним участвовал в соревнованиях. В финал вместе со мной вышел венгр Ференц Кочиш, с которым раньше мы не встречались. Я выигрывал схватку по баллам, но судьи явно тянули соперника, дали мне три предупреждения, якобы за пассивность (никогда такого в моей практике не было) и присудили венгру победу. Это был его дебют на международном ковре.

По возвращению в Алматы состояние ухудшилось, сильно снизилась работоспособность, энцефалограмма показала снижение функций головного мозга в два раза. И вместо чемпионата мира я отправился на больничную койку. Лечение затянулось на полтора года.

За это время выиграл чемпионат мира 1978 года мой дублер Ариф Нифтулаев. А в 1979г. чемпионами мира в моем весе стали сразу два борца болгарин Янко Шопов и Ференц Кочиш. Это был единственный случай в истории борьбы. В финальной встрече повторился мой случай: Шопов выигрывал, а судьи сняли его за пассивность и отдали победу Кочишу. Янко отказался покидать ковер, болгары подали протест. Президенту международной федерации, который всё это и устроил, не оставалось ничего, кроме как объявить обоих чемпионами.
Непростая ситуация в сборной страны сложилась и в весе 57 кг. В эту
категорию перешел олимпийский чемпион Виталий Константинов, бронзовый призер Олимпийских игр и многократный чемпион мира Фаргат Мустафин тоже продолжал бороться, плюс добавился молодой и очень яркий казахстанец Шамиль Сериков.

В 1978 г. его взяли на чемпионат мира, и он сразу стал чемпионом, на следующий год выиграл Европу и мир, и закономерно попал на ОИ-1980.
В весе 48 кг. весь межолимпийский цикл лидером был олимпийский чемпион А.Шумаков. Вторым номером был Жаксылык Ушкемпиров, ставший
чемпионом Советского Союза ещё в 1975 г., и с тех пор ждавший своего часа.

Первый раз его взяли на чемпионат Европы в 1980 г., где Жаксылык добыл серебро. Но его час пришел на последнем сборе перед Москвой в1980 году. Главный тренер сборной неожиданно для всех устроил контрольные встречи между Шумаковым, Ушкемпировым и Казарашвили, который был отчислен из команды ещё весной из-за нарушений спортивного режима и не прошел всего цикла подготовки. В итоге встреч Ушкемпиров выиграл и попал на ОИ, он не упустил свой шанс и стал первым Олимпийским чемпионом-казахом.

Что же касается меня, то к концу 1979 г., вылечившись после сотрясения, я приступил к полноценному режиму тренировок в составе сборной СССР. Весной 1980 уверенно выиграл чемпионат СССР и поехал на чемпионат Европы. По дороге руку раздуло от фурункула, и вместо меня был вызван дублёр Вячеслав Мкртычев, занявший третье место. После долгого перерыва на международной арене мне нужно было встретиться с основными зарубежными конкурентами. Турнир в Лейпциге перед ОИ-1980 стал таким, собрав воедино всех сильнейших борцов. Радовало, что туда прибыл и Кочиш. Руки чесались с ним рассчитаться в отсутствии его протеже - Президента международной федерации. В финал вышли мы, вызвали на ковер, стою, жду в углу появления противника. Выходит его тренер и отдает судьям справку о болезни Кочиша. Я понимал, что в Москве всё будет сделано для победы Кочиша, и меня это только раззадоривало. Но ситуация с Шумаковым, с которым мы друзья и жили на сборах всегда в одном номере, отбила всякое желание бороться на Олимпиаде. Не отказался я только потому, что были обязательства перед тренером и семьей. Поэтому олимпийский турнир для меня стал каторгой и полнейшим равнодушием к результату. В финале с Кочишем мне было всё равно, полное равнодушие. Схватка была вялая, без приемов, судьи дали предупреждение мне, потом противнику, затем опять мне и ему, и третье мне.

- Как в дальнейшем продолжилась ваша спортивная карьера?

- После окончания наших соревнований быстро уехал в Алматы, не дождавшись закрытия Игр. Настроение было пакостное. Пришло время думать, что делать дальше. Объявили об окончании спортивной карьеры олимпийские чемпионы В. Константинов, А. Шумаков и некоторые другие члены сборной СССР. В конце 1980 г. это сделал и я. А в начале 1981 г. на чемпионате СССР в Запорожье меня торжественно проводили. Уход из большого спорта для каждого спортсмена проблематичен из-за поиска своего места в дальнейшей жизни. И усложняется тем, что те спортивные руководители, кто получал девиденты от ваших успехов становятся вашими противниками, т.к. вы можете подвинуть их со своих мест. От спортсменов, ищущих свое место, требуется не меньшего проявления характера чем на спортивной арене. Некоторые не справляются. К примеру, Шамиль Сериков, покончивший с собой. Долго искал себя и Жаксылык Ушкемпиров, работая сначала тренером, потом директором спортшколы, но нашел себя в фермерстве. Сложности начались и у меня: критика на партсобраниях спорткоманды; заявления, что ты нам в качестве тренера-офицера не нужен, достаточно одного Псарёва.. Ситуацию несколько смягчал Виктор Михайлович Ермаков, будучи начальником отдела прикладных видов спорта. При его участии я призвал в динамовскую группу войск перспективных спортсменов, а потом был назначен главным тренером сборной Казахстана, готовил команду к Спартакиаде народов СССР привлекался к работе сборной СССР. Но с приходом на должность зампредседателя Каз РС «Динамо» Валерия Резанцева давление на меня усилилось, я был переведен с должности тренера спорткоманды на более низкую - инструктора, а в начале 1987 г. из ЦС «Динамо» пришел приказ о моем служебном несоответствии и разрешении на мой перевод на офицерскую должность во внутренних войсках. Так и закончилась моя тренерская карьера, я стал начальником физподготовки полка спецназа ВВ МВД СССР. Через полгода в стране начались межнациональные проблемы, и наш полк участвовал во всех из них, включая помощь людям после землетрясения в Ленинакане. В 1989 г. я уволился из армии, а связь с борьбой осталась только в виде судейской практики (в 1990 г. стал судьей международной категории) и возглавил судейскую комиссию Казахстанской федерации борьбы. В то же время руководил Ассоциацией восточных единоборств республики и основное время уделял ей.

С 1980-х годов, когда начали меняться правила в борьбе в сторону сокращения времени поединка до шести минут и ввода обязательного партера, тренеры меньше внимания уделяют тренировке техники в стойке. В результате большинство борцов -  классиков на соревнованиях не могут ничего делать в стойке и стремятся показать активность, или вытолкнуть соперника за ковер, чтобы ему дали предупреждение и поставили в партер, где легче провести прием. Борьба стала похожа на японское сумо, и совсем потеряла непредсказуемость и зрелищность. Не интересно смотреть даже специалисту. Кроме того, очень возросла зависимость от судей, которые решают кого и когда поставить в партер. Характерной была встреча на чемпионате мира в Нур-Султане между двукратным олимпийским чемпионом в весе 74 кг. Романом Власовым и не сильным борцом из Казахстана Асхатом Дильмухамедовым, выигравшим поединок только потому, что судьи не поставили его в партер и лишили Власова возможности провести техническое действие в партере, а в стойке он не умеет ничего делать. В результате Власов выбыл из соревнований. Тоже самое в следующем круге случилось и с казахстанцем. Я на соревнования не хожу, смотрю по интернету одну - две схватки и этого бывает достаточно.

Даулет Турлыханов: Дай Бог, чтобы каждый казах был таким, как Жаксылык-ага

«Чемпионат в Нур-Султане дался очень болезненно». Соперник Дильмухамедова – о фиаско на лицензионном турнире

Казахстанские борцы посвятили памятное видео Жаксылыку Ушкемпирову 

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0