Live
Коронавирус в спорте
Спортивный Алматы
Единоборства

Тимур Сериков: Развивать детский спорт – это задача государства

Тимур Сериков: Развивать детский спорт – это задача государства

Тренер по греко-римской борьбе, сын прославленного борца, Олимпийского чемпиона Шамиля Серикова, Тимур Сериков, в интервью Prosports.kz рассказал о становлении своей тренерской карьеры и проблемах в современной школе греко-римской борьбы в Казахстане.

- Расскажите, как вы пришли в борьбу: это было обусловлено или была свобода выбора?

- Люди, которые встречаются мне на пути, которых я уважаю, дают мне ориентиры по жизни. Я был знаком с призером Олимпийских игр Владимиром Николаевичем Бакулиным, это знакомство было для меня одним из направляющих. Когда мы только познакомились, я не осознавал этого. Общаться вживую с такими людьми - дорого стоит. Со временем, у меня появилось много знакомых из числа ветеранов греко-римской борьбы, таких, как Вадим Александрович Псарев, Николай Дмитриевич Маремьянин, Борис Николаевич Мамаев (массажист сборной команды КазССР по классической борьбе). Я стал понимать, что такие люди встречаются на пути не просто так. Все то, что я делаю по своему желанию – это моя судьба, как тренера и как спортсмена.

Когда я думаю о том, пришел ли я в борьбу по своей воле, я понимаю, что я должен был туда прийти. С самого раннего детства мой отец водил меня на тренировки. Я видел всю атмосферу борьбы. Она для меня стала родной. Я не помню себя вне ковра. Изначально меня отдали на секцию плавания, но я понимал, что все равно должен вернуться в борьбу. Может быть мне повезло, что я пошел по этому пути.

- Вы рано лишились отца. Успели ли вы узнать его как борца?

- Как борца я не знал своего отца. До сих пор я его изучаю как спортсмена. Мне часто встречаются люди, которые могут много нового рассказать мне об отце, потому что знали его лично. Будучи тренером, осознав всю сложность спорта высоких достижений, я понимаю сколько сил вложил мой отец и сколько он преодолел. В то время была другая команда, попасть в сборную СССР было очень сложно. Лучшими становились единицы. Я не задавался такой целью, но продолжаю собирать больше интересных сведений о своем отце, Шамиле Серикове. Я стараюсь быть осторожным в общении с людьми. Многие начинают придумывать истории, якобы про моего отца, потому что хотят быть рядом со знаменитой личностью.

- Когда ваш отец взял золото на Олимпийских играх в Москве, вам было два года. Как рассказывали вам об этом триумфе дома?

- Об отцовских достижениях я узнавал благодаря маме. Она все знала из первых уст.

Когда Олимпиаду 1980 года показывали по телевизору, у нас дома собралось много гостей. Переживали за всех наших спортсменов: Анатолия Быкова, Жаксылыка Ушкемпирова. После победы моего отца все с нетерпением ждали его возвращения. Дорога домой далась нелегко, ведь подготовка к важнейшему в жизни старту отняла много сил.

Проиграть на Олимпиаде, которая проводилась на территории СССР было нельзя. Спортсмены очень долго восстанавливались после четырех лет подготовки.

После этой Олимпиады мой отец не хотел возвращаться в спорт. Все что мог выиграть, он выиграл. Ему было психологически тяжело. Если ему бы дали отдохнуть, может быть он и вернулся. В то время к спортсменам не были так лояльны, как сейчас.

Сейчас я начал понимать, что в то время в сборной СССР с предубеждением относились к представителям союзных республик. Только реально лучшие спортсмены могли пробиться в сборную. Соперником моего отца был российский борец, олимпийский чемпион Виталий Константинов, за него больше болели. У него был сплоченный коллектив, все хотели, чтобы он был в сборной на Олимпиаде в Москве. Отец выиграл Константинова на всех контрольных схватках и всех соревнованиях, поэтому он это заслужил. В одном из своих интервью Константинов сказал, что его не допустили на Олимпийские игры в Москве по политическим мотивам. Якобы, он выиграл чемпионат Европы в 1980 году, а его «прокатили». Хотя, все спортсмены знают, что чемпионаты Европы не является отборочными на Олимпиаду. До московского старта мой отец выиграл два чемпионата мира.

В такой обстановке отец не хотел продолжать спортивную карьеру. Ему тяжело было проходить через внутренние разборки в сборной.

- На момент вашего становления как спортсмена пришлись 90-е годы. С каким трудностями пришлось столкнуться?

- В то время я выиграл чемпионат Казахстана по кадетам, отобрался на чемпионат мира. Пришлось столкнуться с финансовыми трудностями. Нам сказали ехать на чемпионат мира за своей счет, обещали вернуть деньги позже. Однако, как потом выяснилось, никто ничего возвращать не будет. Мой тренер Анатолий Жарков всегда готовил меня к взрослой борьбе. Конечно, у меня была цель дорасти до взрослых соревнований. В то время я не знал, что все этим и закончится. Финансирование спорта прекратилось, детский спорт распался, Жарков уехал в Москву. Мы пытались готовиться с другими тренерами, но нам не подходила их система подготовки. У меня появилась обида на то, что распалась наша команда, казавшаяся вечной и неизменной. Я отошел от спорта, не хотел слышать борьбе. Я становился старше и, со временем, пришло осознание того, что в жизни есть что-то большее, чем просто работа. Я захотел вернуться в спорт, и стать тренером.

Мне никто не рассказывал, как быть тренером: ни Псарев, ни Бакулин. Но они мне дали понимание того, какой я должен стать личностью. Это дало мне хорошую закалку.

- Вашим тренером был Анатолий Жарков, который раньше был наставником вашего отца. Какой это был тренер?

- Анатолий Павлович был тренером от бога. Он умел приручить к себе в хорошем смысле, мог тренировать как ребенка, так и взрослого. Когда ребенок приходит в такой вид спорта, как борьба, ему нужно показать красоту этого спорта и правильные отношения в команде. Я был знаком с учениками Анатолия Павловича, только более раннего периода его работы, и приглашал их на турнир в честь моего отца. Я увидел много общего у нескольких поколений учеников одного тренера: доброе отношение в команде, уважительное отношение к старшим и тренеру.

- Как вы считаете, что необходимо для того, чтобы казахстанской школе греко-римской борьбы вернуть былую славу?

- Сейчас будет очень трудно добиться такого же результата. Нет команды тренеров – единомышленников. Спорт стал способом заработка. Это мое мнение. Пришли люди, которые стали зарабатывать на борьбе. Нет результатов – ничего страшного, выиграет - хорошо, будет лишняя премия. Не хватает команды профессиональных тренеров. Профессиональный тренер понимает, что необходимо два-три состава сборной, а не один. Должна быть преемственность поколений, необходимо развивать детский спорт. Это государственная задача. Детский спорт должен быть массовым. Если раньше действовали системы спортивных клубов «Динамо», «Локомотива», «Буревестника», то и был результат. Я много лет тренировал в государственных учреждениях и не увидел преемственности от детского спорта к взрослому. Я открыл детский спортивный клуб «Аю» и хочу на базе этого клуба создать такую преемственность. Я планирую набирать детские группы, в которых будет делаться упор не столько на борьбу, сколько на гимнастику и акробатику, потом передавать ученика другому тренеру в этом же клубе, который будет ставить техническую базу и обучать специальным борцовским упражнениям. Следующий тренер будет давать практическую подготовку и готовить на соревнования. Талантливых ребят будем готовить в сборную. Мы не будем насильно тащить ребенка на соревнования. Единственная проблема в том, что все это мы делаем частным образом. Все это не нужно ни Федерации, ни Олимпийскому комитету. Спорт высших достижений у них на первом плане.

- Вы подавали заявку в депутаты Сената Парламента РК и выступали с предложениями объединить образование и спорт. Что-то удалось реализовать из этого?

- Это был социальный эксперимент. У меня есть очень хороший знакомый Жаксыбай Базильбаев. Он помог воскресить имя моего отца, организовав и поддержав Республиканский турнир памяти Шамиля Серикова. По его совету я подал заявку на участие в выборах в депутаты Сената Парламента Республики Казахстан. Я понимал, что у меня мало шансов. Мне хотелось понять, как работает эта система, в чем ее слабые места. Как выяснилось, ничего никому не нужно, система работает сама по себе. Я в этом лишний раз убедился. Мы разговаривали со многими депутатами городского Маслихата. Я увидел их отношение к своей работе и понял, что политика – это не мое.

- Насколько, по-вашему, прошедший в нашей столице чемпионат мира по видам борьбы поможет развитию греко-римской борьбы в Казахстане?

- От нашего клуба четверо лучших ребят поехали на этот чемпионат мира. Я хотел, чтобы ребята вживую увидели всю красоту нашего вида борьбы, в исполнении лучших ее представителей. Для нас стало настоящим чудом, что неоспоримый лидер российской сборной Роман Власов, проиграл нашему борцу Асхату Дильмухамедову. Жаль, что Дильмухамедов не прошел в финал, но он взял лицензию. Я думаю, что здесь сыграл психологический вопрос. Я уверен, что наши борцы ничем не уступают лучшим борцам мира: ни физически, ни технически. А вот психологические проблемы с подготовкой, думаю, присутствуют: Дильмухамедов израсходовал себя в схватке с Власовым, и не смог собраться на дальнейший бой.

Чемпионат ничего не поменяет. Конечно, после чемпионата многие родители захотели отдать ребенка в борьбу. Придя в зал, родители увидят, что это точно не тот зал, из которого выйдут чемпионы. Не очень хорошие условия, слабый тренерский состав, слабое финансирование.

В Нур-Султане я разговаривал с людьми и понял, что они не знают о том, что у них в городе проходит чемпионат Мира. Была слабая реклама. Сам чемпионат ничего не даст без побед.

- Перенос Олимпиады повлияет на подготовку сборной?

- Однозначно, да. У нас есть много возрастных спортсменов. Олимпийские лицензии не именные. Даже если спортсмену пообещают, что лицензия останется за ним, в течении года много всего может произойти. Молодые ребята могут показать себя, и побороться за основной состав сборной.

- За кого будете болеть на Олимпиаде в Токио?

- Я буду болеть в целом за команду, потому что не вижу ярких звезд в нашей сборной. Я смотрю на спортсменов не как обыватель, а как тренер, и вижу, как был подготовлен каждый из них. Я оцениваю спортсмена как итог тренерской работы.

«Это всех повергло в небольшой шок». Казахстанская каратистка о переносе Олимпиады

«Появилась возможность оценить свои способности». Асхат Дильмухамедов – о подготовке к ОИ в Токио

«Могу испечь кексы». Как переносит карантин бронзовый призер ОИ-2016 Эльмира Сыздыкова

«Читаю много книг». Мадина Бакбергенова – о своем секрете хорошего настроения во время карантина

 

 

 

 

 

 

 

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0