«Я здесь одна в чужой стране, так же, как и он». Юлия Мясникова - об отношениях с Зайнутдиновым, уровне РПЛ и проблемах женского футбола

«Я здесь одна в чужой стране, так же, как и он». Юлия Мясникова - об отношениях с Зайнутдиновым, уровне РПЛ и проблемах женского футбола

Защитник московского ЦСКА и женской сборной Казахстана Юлия Мясникова  рассказала о проблемах женского футбола, уровне чемпионата России, средней зарплате и многом другом, сообщает Prosports.kz со ссылкой на meta-ratings.kz.

– Ты выступаешь в ЦСКА уже третий год. Чего нам не хватает, что есть в России?

– Начнем с меньшего – количества команд. Помимо высшей лиги, есть молодежный чемпионат, где выступают 8 команд. Есть разные любительские лиги, они тоже между собой соревнуются. Не знаю, как здесь было раньше. Мое мнение: здесь больше полюбили футбол после чемпионата мира-2018. Тогда и Россия очень удачно выступила, народ реально этим загорелся. Больше стало болельщиков, любителей. И это отразилось на женском футболе.

А какие масштабные турниры в Казахстане? Только еврокубки и матчи национальной сборной. В России же было такое масштабное мероприятие, значимый турнир, все двигается с большой скоростью. У нас в ЦСКА начали в школах инвентарь развозить, открывать секции. Мы, игроки основной команды, приходим в эти школы и на протяжении нескольких часов играем в футбол, отвечаем на вопросы, подписываем футболки детям. На самом деле это большая радость, что к ним кто-то ходит. После таких уроков дети реально приходят на стадион, смотрят с родителями и говорят «мама, я вот с ней фотографировался, я ей гол забил».

Помню себя, когда играла в «Шахтере», нам сделали матч с мужской командой. Нас, девочек, бегало человек 15. Это было где-то в 2012 году, когда еще Андрей Финонченко играл. Я в той игре его уронила, он упал, держался за ногу и начал кричать. Тренер с трибуны говорит ему – «вставай!». Естественно, он подыграл мне тогда, нам же было лет по 15, а он – здоровый дядя. Мы играли с основой «Шахтера», они нам около пяти мячей заколотили, а мы – один. Их было человек 10, они играли в одно касание, а нас человек 15. Сейчас мне 28, и эти моменты навсегда остались в памяти.

– Ты считаешь, что увеличение числа команд спасет наш футбол? Прибавляются новые команды, как «Кызылорда», и будут проигрывать по 0:25.

– Откуда взялась эта команда? Они же не играли до 15 лет, до 17 лет. Просто сформировалась команда с нуля, и девчонки сразу начали играть. Девочки 15-16 лет в первый раз играют в футбол на таком уровне. В других странах девочки до 17 лет уже выигрывают чемпионаты Европы, а у нас только пришли на футбол. Конечно, будешь 0:25 проигрывать.

Когда я играла в Казахстане, бывали такие курьезные моменты: один раз свистнули офсайд, второй раз свистнули. Я подошла к этому нападающему и спросила: «а ты знаешь, что такое офсайд?». Она ответила: «нет». Футболист вышел на поле и не знает, что такое офсайд. Были еще случаи, когда после пропущенного мяча они не знают, как надо ввести этот мяч в игру. Трибуны смеются, уже и судья подсказывает, я подсказываю, а она с квадратными глазами стоит и говорит: «Ну, я же катнула мяч своему, что я делаю не так?». Такие случаи – это ненормально.

– Поможет ли женской сборной натурализация, как, например, в мужской сборной по футзалу? Ведь в нашем чемпионате выступает немало легионеров, включая американок.

– Можно, конечно. Такая практика широко распространена. Но кто захочет играть за Казахстан, если у нас место в рейтинге маленькое, нет каких-то больших достижений А «минька» у нас хорошо идет, наши парни большие молодцы, у них всегда был хороший результат, есть к чему идти. Если человек будет менять гражданство, то взвешивает – «мы можем это выиграть или то, у них есть такие-то хорошие игроки». А для чего девочкам менять? Чтобы проигрывали не 0:6, а 0:2?

– Но ведь основную роль в натурализации играют деньги. Если им платят за это, то они будут играть. И им не важны результаты.

– Так у нас не платят.

– А если будут платить, это хорошо? Как игрок сборной Казахстана, ты «за» натурализацию или «против»?

– Почему бы и нет. Человек переехал в другую страну, играет за какой-то клуб, остается здесь на протяжении долгого времени. Если чувствует себя комфортно, и ему еще предлагают играть за сборную, то, конечно. Деньги всегда были мотивацией. В мужском большом футболе всегда платят хорошие деньги, потому что люди, ломаясь, знают, что после завершения карьеры у них будет какая-то «подушка безопасности». У нас, девочек, к сожалению, этого нет.

Парень может в это время строить свою личную жизнь, заводить семью, зарабатывать и играть в футбол. А девушки выбирают либо семью, либо спорт. Если нам нужно заводить семью, детей, то мы в любом случае выпадаем на полтора-два года. Во-вторых, это тоже зависит от условий. Не у всех есть деньги на нянечек. Если согласен, что за твоим ребенком будет регулярно смотреть чужая тетя, и для тебя это нормально, то платишь няне. Плюс, если ты играешь в команде того города, где находятся твои родственники, это тоже немаловажный момент. А другие девочки хотят видеть первые шаги своих детей, растить, воспитывать, быть рядом. И в такие моменты мы уже не боевитые спортсменки, а девочки, создающие уют и очаг в семье.

– Если у нас 100 тысяч тенге – средняя зарплата, на сколько процентов в России это число выше?

– В России, во-первых, уровень жизни другой. Если в Казахстане я покупаю булку хлеба за 100 тенге, то здесь покупаю ее где-то за 500 тенге. Здесь жизнь дороже, но я сравниваю именно по Москве, так как я тут нахожусь. Тут и снять квартиру стоит очень дорого, не так, как в Казахстане.

Раньше я думала, что можно на что-то заработать – ничего ты не заработаешь. Будешь жить, питаться и одеваться на все эти деньги. Это не так, как у парней, когда можно откладывать. Это как обычная работа, так же у нас.

– Какие у тебя отношения с Бахтиером Зайнутдиновым? Два казахстанских футболиста выступают за один зарубежный клуб. Как часто общаетесь?

– Мы поздравляем друг друга с какими-то победами, поддерживали, когда получали травмы. Дружеские отношения. Я здесь одна в чужой стране, так же, как и он. Мы из одной страны, поэтому важно всегда поддерживать друг друга. Тем более мы еще в одном клубе.

– Напоследок, назови топ-3 главные проблемы в женском чемпионате Казахстана.

– В первую очередь, развитие детского футбола. Нужно открывать академии, школы.

Во-вторых, массовость. Нужно говорить о женском футболе, писать об этом. Баннеры, телевизоры. Нужно чем-то детей привлекать.

В-третьих, нужно улучшать инфраструктуру. Затем проводить больше крупных турниров. Когда дети это будут видеть и болеть, то, естественно, у них будут гореть глаза, они захотят играть, как этот или тот футболист.

И еще, наверное, хотелось бы, чтобы в Казахстане на своих спортсменов обращали внимание, была какая-то поддержка, не только от государства, но и со стороны спонсоров. Чтобы в футболистов начали вкладывать, чтобы в них верили. У нас ведь только Геннадий Головкин и еще ряд известных спортсменов висели на баннерах и постерах. Больше никто. Про Головкина спроси в любом городе Казахстана – все ответят, все знают. А все потому, что он побеждает. В Казахстане его мало, кто знал, а стоило уехать, и сразу стал звездой.

Вагнер Лав рассказал о последнем матче за «Кайрат»

All You Need Is Love. Vagner Love!

«Кайрат» проиграл «Базелю» в Лиге конференций

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0