Live
Коронавирус в спорте
Экспертное мнение

«Казахстанским клубам лучше проиграть и разориться, чем заплатить в 10 раз меньше, но пойти на мировую»

«Казахстанским клубам лучше проиграть и разориться, чем заплатить в 10 раз меньше, но пойти на мировую»

Известный спортивный юрист Михаил Прокопец в эксклюзивном интервью корреспонденту Prosports.kz Владимиру Жаркову рассказал о том, с какими нюансами приходилось сталкиваться при работе с клубами, футболистами и тренерами из чемпионата Казахстана.

- Михаил, как-то в интервью одному российскому изданию вы сказали буквально следующее: «К нам в компанию часто обращаются легионеры из Казахстана, которые приехали туда за деньгами». Можете подробнее рассказать, что вы имели в виду?

- Возможно, для кого-то я и открою Америку, если скажу, что в чемпионат Казахстана легионеры приезжают по финансовым соображениям. А не потому, что они любят ваш футбол или хотят использовать КПЛ в качестве трамплина для переезда в более сильные чемпионаты. Как правило, в Казахстан едут футболисты, невостребованные в Европе, чтобы заработать денег.

Но я не вижу в этом ничего страшного и постыдного, это нормальный путь. Например, в Россию многие иностранцы приезжают по тем же самым соображениям. Это же не Португалия, куда молодые игроки отправляются с целью через некоторое время оказаться в более сильном чемпионате.

А попадая в Казахстан, у легионеров возникает много вопросов, связанных с неисполнением контрактных обязательств перед ними, поэтому они и обращаются к нам, спортивным юристам.

- И все же, от кого чаще приходит призыв о помощи – от футболистов или клубов, вы же сотрудничаете как с игроками, так и их работодателями?

- Как правило, когда мы начинаем работать в какой-то стране, первым делом помогаем футболистам и тренерам. Казахстанские клубы долгое время нас не замечали, а обращались за помощью, в основном, российские игроки, тренеры и их агенты. Например, Владимир Муханов – это один из первых наших клиентов.

Клубы же стали обращать на нас внимание после того, как увидели нашу работу, когда, так сказать, сами стали страдать от того, что мы начали выигрывать у них дела в судах. И сейчас ситуация уже поменялась – среди наших клиентов больше клубов, чем футболистов. Причем мы помогаем им чаще какими-то ежедневными консультациями, чем участвуем в громких процессах.

И это хороший знак, так как когда клиент просит ему помочь, когда уже требуется операционное вмешательство, зачастую бывает слишком поздно. Мы любим работать на упреждение и всегда не советуем доводить дело до судебных разбирательств.

Очень помогает общий язык общения. Есть, конечно, в Казахстане, любители обращаться к английским юристам, но им зачастую мешает языковой барьер. С нами же подобных проблем не возникает.

- А как удается соблюдать баланс, чтобы не оказаться между Сциллой и Харибдой, ведь сегодня вы можете отстаивать права отдельно взятого человека, а завтра – клуба, который он представляет?

- Мы очень трепетно относимся к этому вопросу, но в Казахстане пока с конфликтом интересов не сталкивались. Конфликт интересов – это когда ты в одном деле представляет обе стороны. Но если ты защищаешь футболиста по одному делу, а затем клуб, с которым он судится, но уже по другому, это уже нормальный процесс. Иначе в нашей работе не было бы никакого смысла, ведь рано или поздно ты пересечешься со всеми клубами. Но бывают случаи, правда, подчеркиваю, только с разрешения клиента, приходится в одном деле представлять обе стороны – к примеру, когда нужно заключить мировое соглашение.

- Расскажите, пожалуйста, о самом громком выигранном деле в казахстанском футболе.

- Определять уровень громкости того или иного дела – это, скорее, работа журналистов, а не юристов. Но мне бы хотелось отдельно отметить так называемое дело ФК «Алтай», которому мы смогли вернуть 9 очков, которые с него сняла Федерация за долги его предшественника «Востока». Мы обратились в лозаннский суд и добились того, чтобы очки клубу были возвращены.

Благодаря этим очкам «Алтай» получил право выйти в Премьер-Лигу, а то, что он там в итоге не оказался, уже не наша вина, свою работу мы сделали качественно. У нас было несколько дел, связанных с возвратом очков клубам в Казахстане, и даже ходила шутка, что наша компания набрала в чемпионате КПЛ то ли 12, то ли 15 очков.  

С другой стороны, очень запомнилось дело Муханова, который судился с «Актобе» - тогда ведь и тренер, и клуб были на пике.

- А обидные поражения случались?

- Наш опыт помогает заранее понимать, выигрышное тебя ждет дело или нет. Очень обидно, если ты ошибаешься в оценке. Бывает, когда ты проигрываешь по каким-то объективным причинам - скажем, арбитр не разобрался.

Что касается Казахстана, то почти все дела, которые мы там вели, сюрпризов нам не преподносили. Еще раз повторюсь: я категорический сторонник лечения, а не операции. Болезнь казахстанских клубов, их менеджмента – поздняя реакция.

Зачастую приходится убеждать клиентов в том, что можно предотвратить огромные затраты, но для этого нужно действовать быстро и немного заплатить. Но в 90% случаев нам говорят: «Нет, нет, что вы – мы сами во всем разберемся, все под контролем». А спустя некоторое время я узнаю, что им пришлось заплатить в полном объеме. Вот это обидно – когда есть реальная возможность сэкономить, а ее не используют.

Большинства поражений можно избежать, если заранее об этом побеспокоиться. Допустим, ты прекрасно видишь, что клуб неправ, пытаешься его убедить пойти на мировое соглашение, но там предпочитают судиться.

Это очень интересный инструмент разрешения споров, но у вас в стране к нему категорически не желают прибегать, зачастую просто игнорируют. Многие менеджеры открыто говорят: «Нам лучше проиграть условно на 100 долларов, чем заключить мировую на 10. Иначе нас обвинят в том, что мы не боролись». Возможно, это специфика бюджетного финансирования. Как бы то ни было, подобный подход – одна из главных проблем в казахстанском футболе.

- Прямо сейчас ваша компания ведет какое-нибудь разбирательство, в котором задействованы представители нашего футбола?

- Я не могу называть фигурантов дел и участников конфликта без согласия клиентов. Скажу лишь, что 4-5 дел прямо сейчас разрешаются в CAS (спортивный арбитражный суд – прим. Prosports.kz). Есть много и другой текущей работы.

- Есть информация, что вы помогли двум ведущим командам Казахстана грамотной юридической защитой сэкономить миллиардные суммы. Насколько это соответствует действительности и можете ли назвать эти клубы?

- Я уже говорил, что предпочитаю лечение операции, вернее, даже профилактику. Высший пилотаж – предсказать и заранее предупредить. Но зачастую приходится уже разгребать, когда ты уже бессилен что-то сделать и можешь лишь помочь что-то затянуть или отсрочить. Что касается многомиллиардных сумм, то я плохо разбираюсь в курсах валют, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос.

- У нас в стране нет грамотных спортивных юристов? Или же футбольные клубы не уделяют этой сфере деятельности должного внимания?

- Наверное, я бы покривил против истины, если бы сказал, что в Казахстане вообще нет грамотных спортивных юристов. Это было бы неправдой и неправильно, так как я просто не знаю всех юристов в вашей стране. Мы сталкивались как с профессионалами своего дела, так и с откровенно некомпетентными работниками. Но это не какая-то отличительная особенность Казахстана, так происходит везде. Могу, например, сказать, что прекрасный юрист в «Кайрате» - Елена Ким. В «Астане» раньше работал прекрасный юрист, в Федерации тоже есть грамотные специалисты.

Несколько лет назад наша компания проводила в Казахстане обучающий семинар, приезжали известные спортивные юристы из России – в частности, Илья Кедрин из ЦСКА. И то, что на семинар пришло порядка 50 человек, это говорит о том, что люди хотят и не боятся учиться.

- Не так давно известный агент Дмитрий Селюк заявил, что «Окжетпес» смело может подавать в суд на ПФЛК и Федерацию, если этот клуб, по итогам сезона занявший последнее место в высшем дивизионе, будет отправлен в Первую лигу. Потому как по итогам сезона в самой Первой лиге во Вторую не вылетела ни одна из команд, из-за чего властям глупо прикрываться спортивным принципом. У вас есть мнение на этот счет?

- Что касается слов Селюка, то они требуют достаточно большого юридического анализа. В его словах, безусловно, есть рациональное зерно, однако позволю себе с ними не согласиться. В случае непосредственно с «Окжетпесом» регламент ФИФА, предусматривающий обмен командами между лигами, не был нарушен, так что спортивный принцип именно по отношению к клубу из Кокшетау был соблюден. Вот если бы из Первой лиги решили никого не поднимать, а «Окжетпес» вылетел бы из высшего дивизиона, тогда были бы основания говорить о нарушении спортивного принципа.

- Что теперь делать игрокам и тренерам снявшегося с чемпионата «Иртыша»? Наши футбольные власти отказались им помогать, при этом сам клуб банкротом пока так и не признан. Но денег бывшие сотрудники павлодарского клуба так и не получили. К кому им обращаться?

- На самом деле, это очень большая проблема. И заключается она, прежде всего, в том, что прекратил свое существование футбольный клуб. При этом он не обанкротился, но даже если это произойдет, насколько мне известно, у клуба совсем немного своего имущества, поэтому рассчитывать на полное погашение долгов не приходится.

Главная загвоздка в том, что «Иртыш» перестал быть членом футбольной семьи, участником соревнований под эгидой Федерации, поэтому ее законы на него теперь не распространяются. И самое противное, что из-за этого футболисты не могут обратиться ни в КФФ, ни в ФИФА. У нас есть клиенты из «Иртыша», но в ФИФА нам говорят, что даже они ничем не могут помочь, так как это уже не футбольный клуб, а просто какое-то юридическое лицо.

- Можно ли сказать, что Палата по разрешению споров в Казахстане – это фикция, а не организация, способная принимать независимые решения?

- Мы достаточно часто с ней сталкивались. Не могу утверждать, что она полностью не работает, но скажу так: это максимально некомфортная и максимально недружественная среда для тех, кто туда обращается. Никакой информации, очень долго все рассматривается, решения не публикуются. Абсолютно закрытая организация. Поэтому казахстанские футболисты, которые, в отличие от легионеров, не могут напрямую обращаться в ФИФА, заранее находятся в менее выгодном положении.

- Двойные контракты футболистов «Каспия» - давно уже секрет Полишинеля, об этом прекрасно известно и в лиге, и в федерации. Официально игроки сидят на трудовых договорах, согласно которым не могут зарабатывать в месяц больше 60 тысяч тенге. Понятное дело, что за такие деньги никто бы играть не стал, прежде всего – легионеры. Как бороться с подобными явлениями и возможно ли в принципе их победить?

- Я не владею информацией на этот счет. Скажу лишь, что если в «Каспие» в связи с этой ситуацией будет пострадавшая сторона, то это будут футболисты.

- К вам когда-нибудь обращались с заманчивыми предложениями «откатов» и «распилов»?

- Что касается каких-либо «откатов» или «распилов», то нет, я с этим не сталкивался. Просто потому, что нам, юристам, глупо предлагать подобные вещи, нам очень важна наша репутация. Так что мы с подобным не сталкивались и, надеюсь, не столкнемся в будущем.

У казахстанского клуба накопились долги перед игроками и тренерским штабом

Футболисты «Тараза» – главные герои сезона-2020. Играли бесплатно за эмблему на груди, а после сезона с ними даже никто не поговорил

«Если «Окжетпес» отправят в Первую лигу, он смело может подавать в суд»

Источник: Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
КПЛ

КПЛ

Казахстан. Премьер-лига - новости, результаты, турнирная таблица, расписание матчей, трансляции, составы

Финансы

Финансы

Финансы в спорте

Комментарии 0