Live
Коронавирус в спорте
Жгучие красотки
Другие

«Он мог на тренировках при тренерах и спортсменах таскать меня за волосы»

«Он мог на тренировках при тренерах и спортсменах таскать меня за волосы»

Казахстанская фехтовальщица Тамила Муридова в эксклюзивном интервью корреспонденту Prosports.kz рассказала об отношениях с членом национальной сборной по фехтованию Дмитрием Адайкиным, которого спортсменка обвиняет в избиении и изнасиловании. 

Напомним, что бронзовый призер чемпионата мира среди кадетов заявила, что ее коллега по команде насиловал и избивал ее в течении трех лет

- Тамила, сколько времени продолжалось ваше общение и надругательства?

- Буду отвечать на вопросы честно и открыто. Мне уже нечего терять и скрывать. Наше общение началось в сентябре 2017 года. На тот момент мне было 16 лет. Все вроде было нормально. Потом уже начались незначительные побои, то толкнет, обзовет, обругает матерными словами. В апреле 2018 года я заняла третье место на чемпионате мира и его кажется это тоже взбесило. С того момента он начал меня еще больше унижать, избиения участились. Я просто не знала, что мне делать и как к этому относиться. После каждого избиения он извинялся. Говорил, что погорячился, был пьян. В июле 2019 года я сказала, что хочу разорвать отношения. Я постоянно просила об этом, но этот человек вообще никак не понимал. Прошлым летом везде заблокировала его в социальных сетях, но он продолжал звонить мне с незнакомых номеров. Говорил какие-нибудь гадости, унижал меня. Летом я думала, что схожу с ума. Мне было очень тяжело, казалось, что он постоянно следит за мной. Оказывается на самом деле так и было. Я живу в частном доме. Каждую ночь он перелазил через забор. Это мне рассказали соседи.  Садился на балкон и смотрел как я сплю. Это очень странно и нелепо звучит. Но так было. Сам Дмитрий Адайкин этого не отрицает. Звонки были каждую минуту. 

Бывало так, что я оставалась ночевать у подруги, а утром я видела его в подъезде. Он просто плевал мне в лицо и уходил. Так было несколько раз. Даже при свидетелях. Он мог на тренировках при всех тренерах и спортсменах таскать меня за волосы. Меня защищали родители других девочек.

Каждый раз, когда я пыталась закончить отношения, он говорил, что сделает из меня труп. Пытался силой и чувством страха оставить возле себя.

Я написала одно заявлению в полицию за угрозы и преследования, на тот момент побоев еще не было. Мне тогда сказали, что им не нравится, как я написала, заставили переписать. Новое заявление было написано в сентябре 2019 года. Тогда правоохранительные органы сказали, что его найти не могут. А он сам продолжал звонить и угрожать мне, семье.

После очередного заявления он немного успокоился, не звонил до ноября. Я уже решила, что он оставил меня в покое. Восстановила свой старый номер, но он снова начал звонить, угрожать, говорить, где я нахожусь в данный момент. Избиения были во время отношений. Поэтому я решила прекратить наши отношения, если их так можно назвать.

В декабре мы поехали вместе на совместный сбор в Германию. Он снова начал преследовать меня, говорил, что изменился, теперь все будет по-другому. Я пыталась верить ему. С того момента, как мы разорвали отношения, я ни с кем не общалась, никого не подпускала к себе. До февраля мы встретились раза три в Алматы. Но потом я увидела, что он вообще не изменился. Он предлагал встретиться, просил прощения. Я написала ему последнее сообщение, чтоб он перестал меня преследовать, искать со мной встреч. 24 февраля мы увиделись, и случилось, то, что знают уже все.

- Вы любили его?

- Любила, наверное. Именно поэтому прощала его первое время. Иногда казалось, что я смогу помочь ему, если перетерплю ту боль, которую он мне приносит. Потом поняла, что я только себя загублю, если это все буду терпеть из-за любви или из жалости.

- Как после публичного заявления ведет себя Адайкин?

- Он немного утих. Но два дня назад снова позвонил, подышал в трубку и положил ее. Не знаю для чего он это сделал. Он каждый раз звонит с новых номеров. Их всех просто невозможно заблокировать.

- Знали ли о ваших «странных» отношениях тренеры? Принимали ли они какие-нибудь меры?

- Конечно, тренеры видели. Где-то я что-то скрывала. Когда обращалась к ним за помощью, они говорили, что я сама его любила, раз выбрала. Значит это уже мои проблемы.

Моя мама также подходила к тренерам, просила помощи. Но они считали, что виновата я сама. Наверное, в нашем фехтовальном зале применять насилие – дело нормальное. У нас даже это процветает. Есть даже отношения между тренерами и ученицами.

Тренеры попытались с ним поговорить. Он говорил, что я ему не нужна. Но ничего не менялось. На любых соревнованиях пытался вытащить меня на какие-то встречи, говорил, что любит. Но это не любовь была.

- Тренируетесь ли вы в данный момент?

- Нет, сейчас карантин и никто не тренируется.

- Будете ли вы завершать карьеру из-за этого случая?

- Нет. Я могла бы просто завершить карьеру и не поднимать весь этот шум. Мне было тяжело это все выдержать. Я поняла, что не могу это все терпеть, не могу так больше жить. Я хочу, чтоб того человека наказали за все свои поступки.

До всего этого шума, я слышала разговор тренеров, которые просто предлагали уволить нас обоих с команды. Они хотели так просто решить проблему. Я не хочу, чтобы со мной так обращались. Я не какая-то вещь, которой можно попользоваться, заработать денег и выкинуть. Я не для этого столько лет тренировалась, пахала, чтобы со мной так поступили, да еще и из-за этого человека.

Источник: Prosports.kzОшибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0