Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
Наш спорт

Наш спорт

Заметки о самой европейской лиге из Азии

Дата основания:

23 мая 2018

Основатель блога:

Антон Лысяк

Нурбол Жумаскалиев: «В чемпионстве «Тобола» есть заслуга Огая»

Нурбол Жумаскалиев: «В чемпионстве «Тобола» есть заслуга Огая»

В достижениях у этого футболиста значатся все звания и трофеи, какие только есть в казахстанском футболе. Жумаскалиев становился лучшим игроком чемпионата, был лучшим бомбардиром, завоевывал чемпионство и Кубок страны. Нурбол является рекордсменом по сыгранным матчам и забитым мячам в чемпионате, чем надолго вписал свое имя в историю отечественного футбола.

В откровенном интервью казахстанский полузащитник рассказал о том, как попал в футбол, вспомнил все самые непростые решения своей жизни, а также объяснил, почему решил закончить карьеру именно в этом сезоне.

– Уже в 11 лет вы переехали в алматинский «Намыс». Что этому предшествовало? Как алматинцы вас нашли?

– В тот год приехали из Алматы специалисты, которые по всей стране искали детей коренной национальности в команду «Намыс». Организатором этого проекта был Несип Жунисбаев – известный журналист, тогда он газету «Спорт» возглавлял. Благодаря ему, его идее многие казахстанские ребята попали в футбол и в «Намыс».

Скауты ездили по разным регионам, в июне-июле у нас шел турнир. Они нас отсмотрели и в августе, прямо перед началом учебы, объявили общий отбор. Из Уральска десять человек приехали, из разных областей приезжали по пять человек, по десять. В Алматы у нас был общий сбор. Самые старшие были 77-го года, если мне память не изменяет, мы самые младшие, 81-го.

– Кто из известных игроков был в «Намысе»?

– Мурат Тлешев, Диас Камелов. Абай Аманбаев оттуда. Позже чуть Алибек Булешев еще пришел.

– Как родители отнеслись к переезду в Алматы?

– Родители не хотели отпускать. Прежде всего против была мама. Опять же, повторюсь: в Уральск приезжал Несип Жунисбаев и он разговаривал с родителями, пытался их убедить. Рассказывал, что очень все серьезно, дети будут под присмотром. Благодаря ему я уехал, плюс отец, конечно, был за и повлиял на решение. Как видите, меня отпустили, и я оказался в «Намысе» (улыбается).

– Все детство вы провели в футболе. Как обстояли дела с учебой?

– Если честно, 50 на 50. Упор шел все-таки на спорт, где-то пропускали школу, где-то были соревнования, халтурили иногда, иногда у нас скидка была от учителей. График был тяжелый: двухразовые тренировки и учеба. Из-за этого все делали нам поблажки.

– Какой любимый предмет был в школе?

– География, история. История до сих пор мне нравится.

– Любимый исторический герой?

– Их много. Если из казахстанских, то это Абай Кунанбаев.

– Был момент, когда хотели бросить футбол?

– Такого не было. Наоборот, с каждым днем затягивало, и я все больше влюблялся в игру. Как-то это все было по-юношески, мечты какой-то не было, чтобы дорасти до профессионального уровня. Мы даже не думали об этом. Потом, взрослея, мы начали это осознавать.

Затем был переход в Школу олимпийского резерва имени Мунайтпасова. Мы занимались у Талгата Альмухамбетовича Нурмухамбетова. Именно в школе и в «Намысе» нам заложили азы.

– Если бы не футбол, то что?

– Я не знаю даже (улыбается). Мыслей не было таких. Как-то верил, что буду в футболе. Наставники внушили нам, что если работать и работать, то можно расти.

– Когда футбол начал приносить первые деньги?

– Наверное, это случилось, когда мы из интерната приехали в Уральск на каникулы. Шло первенство города, мы заявились за одну команду. Выиграли первый матч, и нам заплатили по две тысячи тенге (улыбается). Тогда я понял, что можно зарабатывать футболом. Это был 95-й или 96-й год.

 

«На следующий день после «Золотого матча» я просто лежал и думал о незабитом пенальти» 

 


– Профессиональную карьеру начинаете в родном «Нарыне» и «Жетысу», но затем переходите в «Тобол». Как вы оказались в костанайском клубе?

– Благодаря Халимжану Сагидолловичу Ержанову и Булату Серкешевичу Искакову. Они поспособствовали этому всему, этому переходу. Они меня заметили, я уже неоднократно это подчеркивал. У меня была травма в «Жетысу», но они меня все равно пригласили и сказали, что все наладится.

Халимжан Ержанов и Булат Искаков дали мне серьезную поддержку, привели в клуб. В этом клубе я завоевывал титулы, медали, развивался как футболист. Они сделали большой вклад (в мою карьеру), поверили в меня.

– Какие сейчас с ними отношения?

– Хорошие, поддерживаем связь. Иногда видимся, но это редко. Чаще созваниваемся.

– Когда они уходили в «Иртыш», не звали с собой?

– Такого разговора не было, наверное, они знали, что я никуда не уеду.

– Были ли мысли, что с этим городом очень надолго свяжете свою жизнь?

– Рассматривал переход как возможность роста. Надеялся, что буду расти как футболист прежде всего. На то время хотелось доказать, играть в молодежной сборной, в национальную попасть. Я не думал и не представлял, что так надолго здесь останусь. Я был очень рад, что попал в эту команду, тут были очень опытные ребята, которые поддерживали.

По игре, я скажу, тогда «Тобол» после небольшого перерыва участия (два года в Костанае не было профессионального клуба. – Прим. авт.) за собой закрепил звание «гроза авторитетов».

– «Тобол» здорово начал выступать в 21-м веке, у команды были великолепные результаты, но ни Муханов, ни Огай не стали чемпионами. В чем главная причина?

– На этот вопрос тяжело ответить, я до сих пор на него ответа не нахожу. Задумываюсь иногда, все знают сильные качества наших тренеров. И при Владимире Васильевиче, и при Дмитрии Алексеевиче «Тобол» был достоин первого места и золота для Костаная.

– Каково было играть против команд Муханова, когда он ушел?

– Безусловно, была принципиальность. Мы же понимали, что это наш бывший тренер. Были игроки, которые раньше с нами выступали в одной команде. Хотелось показать себя, мы знали манеру игры тренера, как он смотрит на игру. Всегда хочется выигрывать, даже несмотря на хорошие и дружеские отношения.

– Когда «Тобол» был самым сильным, на ваш взгляд?

– Тяжело ответить, потому что если смотреть с 2003 года по 2010-й, то костяк практически оставался. Да, люди менялись, но костяк сохранялся. Каждый год команда была по-своему сильна.

– Какой матч стал самым памятным в еврокубках?

– Много памятных матчей. Наверное, первая игра в еврокубках, когда мы играли против польской «Полонии». Мы выиграли, и для нас это было интересно, было в новинку. Были и опытные ребята – Шантолосов, Косолапов, они в таких играх участвовали. Для нас это была запоминающаяся игра.

Затем в Бельгии играли с «Сент-Труйденом», тоже было интересно, и в Австрии. Атмосфера какая тогда царила в Костанае, было незабываемо. Понимали, что можем проходить и бороться дальше.

Если вспоминать, то при Дмитрии Огае был хороший этап. Игры с «Базелем», «Галатасараем». Тоже интересно было.

– Главным успехом «Тобола» в еврокубках остается Кубок Интертото. Что позволило тогда костанайцам добиться побед в трех раундах?

– Прежде всего – это желание всех в клубе. Мышление. Мы были как единомышленники, хотели этого результата. Может, кто-то не верил в нас, соперники недооценивали. Сейчас можно о многом говорить, но это все второстепенно. Самое главное – этого хотела команда.

На тот момент повлияло, что мы боролись за чемпионство, играли на Кубок. У нас был насыщенный график. Мы просто были выжаты. Первый матч по жребию у нас был дома, и мы проиграли «Дискоболии». Это повлияло.

– В 2008 году был сыгран «Золотой матч», в котором «Тобол» уступил актюбинцам в серии пенальти. Вы не забили один из них. Часто пересматривали потом видео того удара?

– Видео не пересматривал, если честно вам сказать. Вообще, после этого просто перестал бить пенальти.

– Какие в голове были мысли после удара?

– После удара… Наверное, о том, что перед ударом я выбрал один угол, а потом пробил в другой. Жалел о том, что не выбрал первое решение.

– Как часто такое бывало раньше, что меняли решение в последний момент?

– Бывало, конечно. Но я не так часто бил пенальти в команде. До этого момента я забил пять или шесть пенальти, а вот этот, самый главный, не забил.

– Что сказал Огай в раздевалке после матча?

– В принципе, ничего такого. Поддержал всех ребят. Понятно, что все были расстроены. Хотели, конечно, завоевать золотые медали. Тем более команда этого заслуживала. И область, и руководство области, тренерский состав и администрация клуба приложили все усилия, чтобы «Тобол» стал чемпионом.

– Это был последний матч сезона, как-то его разбирали потом на сборах или через пару дней после матча? Или просто вычеркнули его из памяти?

– Какие-то разговоры были, конечно. Сейчас деталей я не вспомню. На сборах об этом можно было не говорить, ребята понимали, что нам нужно становиться чемпионами в новом сезоне.

– От кого была самая жесткая критика после того матча?

– Даже не помню критики от кого-то после той игры. Думаю, все друг друга поддерживали. На следующий день после матча я просто лежал и думал об этом моменте.

– Не было желания что-то кардинально тогда поменять?

– Я даже не задумывался об этом. Все мысли были только об этом конкретном эпизоде с пенальти.

– В следующем сезоне «Тобол» занял четвертую строчку. Это последствия неудачи в том матче?

– Наверное, на тот момент был небольшой психологический спад, это довлело. Нужен был результат, ничего кроме первого места нас не устраивало. Возможно, это и было причиной.

– Был ли тренер, за которым бы вы без раздумий ушли из команды?

– Мне со всеми тренерами было комфортно работать. Прежде всего я многое узнал от Дмитрия Алексеевича об отношении к делу, о профессионализме.

В чемпионстве «Тобола» есть заслуга и Дмитрия Огая, который после себя оставил костяк команды 

 


– В 2010 году у команды сборы в Италии, активная работа пресс-службы. Было ощущение, что этот год станет чемпионским, или вначале это так не выглядело?

– У нас тогда подобрался очень дружный и интересный коллектив. Тренер Сабитов, который пришел, он, в принципе, что-то новое ввел. Какие-то новые взгляды на футбол и отношение. Это тоже все повлияло, каждый внес определенный вклад. Прежде всего сохранился костяк. Наверное, в чемпионстве есть заслуга и Дмитрия Алексеевича, который после себя оставил костяк команды, дисциплину и профессионализм. У нас было понимание, что нужно выигрывать золото.

– В какой момент что-то надломилось в команде?

– За туров семь-десять до конца чемпионата, если мне память не изменяет. Один матч проиграли, второй. «Актобе» начал догонять, хотя отрыв был 12 очков. Какая-то нервозность пошла в тренерском штабе, плюс у футболистов. Может, это даже и раньше началось – летом после неудачи в еврокубках со «Зриньски». С того момента пошло недопонимание с тренером, внутри игроков…

– Из-за чего это произошло?

– Всегда в «Тоболе» был дружный коллектив, но на тот момент мы с ребятами попросили за Андрея Харабару. У него случился житейский конфликт, внутренний… с главным тренером. У них была какая-то словесная перепалка, и главный тренер на него обиделся, чуть ли не до отчисления дошло. Тогда мы, человек пять-шесть, пошли к директору просить, чтобы никого не трогали, тем более перед важными играми. С того момента началась нервозность в команде, тренер, возможно, пересмотрел какие-то взгляды в отношении нас. Может, у него изменились планы на будущее или хотел в случае неудачи свалить вину на футболистов.

– После этого разговора с руководством клуба что-то поменялось?

– Тренер остался при своем мнении, но мы все-таки отстояли Андрея. Я всех нюансов не буду говорить той ситуации. В итоге Андрей доиграл с нами до конца сезона и вместе с нами стал чемпионом.

– А кто ходил из команды говорить с руководством?

– Ребята, которые были постарше. Улугбек Бакаев, Данияр Муканов, Саша Петухов, Фархадбек Ирисметов, Игорь Юрин. В принципе, решение идти на разговор было общим, но пошли именно эти пять-шесть человек.

– Команда стала чемпионом, но вы покинули «Тобол». Какая главная причина?

– Во-первых, команда достигла результата, выиграла золото. Какие тут могут быть изменения в команде? Наверное, практически никаких. Каждый заслужил продлить контракт и остаться в команде, начиная от президента и заканчивая футболистами. Но там начались какие-то моменты, и ребят начали отсеивать. Когда сказали по именам, кто не останется в команде, для меня это было неприятно.

На тот момент у меня было несколько предложений, я выбрал такой путь, чтобы таким образом поддержать ребят. Мне было неудобно оставаться в такой ситуации в команде.

– Петухову список Сабитова не помешал остаться в клубе. Почему вы решили уйти?

– Когда я узнал, что ребят убирают, то я уже принял решение. Мне Сабитов звонил, что-то говорил. Советовал уходить в «Локомотив» или что-то типа того. Подталкивал меня. Но этот разговор был уже после того, как стало известно, что я не останусь.

– В своих интервью Сабитов отмечал вас как профессионала и часто хвалил. А как складывались отношения на самом деле?

– У нас с ним были нормальные отношения поначалу. Просто, понимаете, когда пошло какое-то недопонимание, у каждого была своя точка зрения на разные вопросы. Конечно, я понимаю, что главный тренер – это главный тренер. В любом случае он принимает решения. Но коллектив тоже может донести свое слово до тренера, может, ему что-то и не понравилось тогда.

– Кто-то из футболистов, которые остались – Петухов, Юрин, беседовали с вами? Отговаривали уходить?

– Нет, разговоров не было. В любом случае мы друг друга поддерживали и, когда виделись, говорили. Это нормально.

– У некоторых российских болельщиков бытует мнение, что Массимо Каррера привел «Спартак» к чемпионству на багаже Аленичева. Если проводить аналогию, «Тобол» стал чемпионом на багаже Огая?

– Конечно, Сабитов внес какой-то вклад, я не спорю. Я сказал, что сохранился состав, костяк команды.

– Какой-нибудь другой тренер в том сезоне все равно стал бы чемпионом? Гипотетически.

– В принципе, да. Был слаженный коллектив, плюс президент и начальник команды, как они работали. Их заслуга в этом очень большая была. Сагидоллович с Серкешевичем (Ержанов и Искаков. – Прим. авт.) даже пригласили назад Бакаева. Ула пришел, стал лучшим бомбардиром, это тоже о многом говорит.

 Людям просто было не очень интересно ходить на вторую шестерку. В это время мы начали терять болельщиков 

 

– Первый официальный матч против «Тобола» сыграли в футболке «Локомотива». Какие ощущения были?

– Были чувства, как у любого спортсмена, – доказать, выиграть, забить.

– Сейчас «Астана» – постоянный участник еврокубков. В последние годы не было мысли, что зря ушли из «Астаны» и сейчас играли бы в группе Лиги Европы?

– Это нормальное явление. Сейчас по возрасту, наверное, уже не подходил бы «Астане». О чем жалеть?

– Почему вот уже несколько лет никто не может сдвинуть «Астану» с первой строчки?

– Я думаю, пять чемпионств кряду говорят сами за себя. Значит, у клуба выстроена правильная работа. Плюс легионеры и местные игроки такого уровня, которых не каждый клуб может себе позволить.

– За что можно похвалить «Астану»?

– За те задачи, которые ставит и выполняет. Я надеюсь, что все мы будем болеть за них в матче с французским «Ренном». Верю, что они победят и выйдут из группы, это будет успех.

– После чемпионства «Тобол» несколько лет оказывался в середине таблицы, хотя раньше всегда боролся за медали. Что чувствовали тогда?

– Понимали, что не выполняем задачу. Непривычно нам было. У нас была задача – попадание в шестерку, но мы не могли ее выполнить. Теряли какие-то нелепые очки что дома, что на выезде. Сами чувствовали, что могли брать очки и спокойно попадать в первую шестерку, а там уже дальше бороться.

– Положение в таблице отражало реальную силу команды?

– Результат все показывает. В этом, наверное, есть какая-то закономерность. Было какое-то невезение, на этот вопрос однозначно трудно ответить. Возможно, если бы не было этих шестерок, то чемпионат был бы интереснее, а у «Тобола» было бы время наверстать упущенное.

Если говорить о болельщиках, то именно в это время мы начали терять людей, не выполняя задачу на сезон. Мы каждый год играли во второй шестерке, и народ стал все меньше и меньше приходить. Людям просто было не очень интересно ходить на вторую шестерку, хотя вроде и выигрывали. Человек думает: «Играют места с седьмого по двенадцатое. Ну что там смотреть? Какая разница – седьмое место или восьмое?» Понятно, что нам, футболистам, нужно играть, это наша работа, а людям хотелось бы, чтобы приезжали «Астана» и «Кайрат».

– Как вам нынешняя схема проведения чемпионата?

– Более интересная. У каждого есть шанс. Если смотреть концовку чемпионата, то там «Акжайык» и «Астану» обыгрывал, и «Кайрат» обыгрывал, вроде бы все – себя обезопасил. А тут раз – одну проиграли, вторую и вылетели. «Шахтер», наоборот, побеждал. Такой формат интереснее, хотя два первых места и имели серьезный отрыв.

 Я даже не разговаривал с Омари Тетрадзе о деньгах. Может, кто-то добавил эти слова в интервью 

 


– В матче с «Акжайыком» в 2015 году случилось удаление за неспортивное поведение. Что тогда сказали судьям?

– Обматерил его, но не буду говорить как. Это было сказано на эмоциях. На тот момент я посчитал, что судья принял неправильное решение, я на эмоциях ему высказал свою точку зрения. Я говорил боковому, боковой передал это главному.

Я понимаю, что это недисциплинированное поведение. Мне за это семь игр дисквалификации дали. Я написал в федерацию, чтобы мне сократили, и судейский комитет мне пошел навстречу. Они посмотрели на мою статистику, это была первая красная за всю карьеру.

– В 2016 году вы узнали новость о том, что покидаете «Тобол», из интернета. Затем жестко прошлись по тогдашнему руководителю клуба Талгату Баймуратову. Какие сейчас с ним отношения? Футбольный мир ведь очень тесный…

– Никаких отношений не поддерживаю, с ним ни разу не виделся.

– В чем причина, так скажем, конфликта с клубом или Омари Тетрадзе?

– Я не знаю, какие причины – игровые или человеческие. Позиция была такая, что я не подхожу команде. Они хотели перевести меня на должность тренера, чтобы я был посредником между тренерским штабом и игроками. Их слова меня не убедили, и их позиция меня не устроила. Понятно, это их выбор и решение.

– Не было возможности найти какой-то консенсус? Стать играющим тренером, к примеру?

– Нет, они в качестве игрока меня не видели.

– Тетрадзе заявлял, что предлагал вам место в тренерском штабе за хорошие деньги, но вы отказались. В чем причина отказа? Нежелание заканчивать карьеру или маленькая зарплата?

– Если о деньгах, то про зарплату вообще разговоров не было. Возможно, кто-то неправильно интерпретировал его слова. Кто-то, может, от себя добавил в интервью. Я даже не разговаривал с Тетрадзе на эту тему.

– В скором времени вы стали игроком «Алтая». Как пал выбор на этот клуб?

– Принял такое решение. Клуб был амбициозный, только вышли в премьер-лигу, интересный был проект. Многих ребят из команды знал, в частности Андрея Карповича. Это все повлияло. Коллектив хороший сложился, и тренер был очень грамотный.

– Как в «Алтае» восприняли новость о том, что они не будут в премьер-лиге?

– Все очень сильно расстроились, там оставался только один последний сбор. Вопрос встал – как устроить игроков? В принципе, руководство клуба помогло с командами многим. Это правильно, что они так поступили. Жаль, конечно, что не заявились в премьер-лигу, по потенциалу это была бы интересная и самобытная команда. Мы между собой шутили: «Будем как «Лестер» в Казахстане».

Когда с «Алтаем» все решилось, мне предложили поехать в «Иртыш». Через две-три тренировки подписал контракт. Благодарен руководству «Иртыша» за то, что они дали шанс.

– Некоторые футболисты отказываются ехать на просмотр – только подписывать контракт. У Нурбола Жумаскалиева нет такой принципиальной позиции?

– Нет, такого не было. Самым главным для меня было попадание в команду. Играло то, что хотел доказать, что еще могу приносить пользу на поле.

– Если бы не нашли команду в премьер-лиге, то смогли бы отправиться в первую лигу?

– Может быть, и поехал бы. Это не было исключено. Я надеялся, что закреплюсь в «Иртыше».

– Как оцениваете тот период в «Иртыше»?

– Классно оцениваю, все понравилось в Павлодаре. Димитров – очень грамотный тренер, есть к чему стремиться и у кого учиться.

– Как возник вариант возвращения в «Тобол»?

– Созвонились с Николаем Борисовичем Паниным, обсудили, что и как. Затем была встреча в Астане. Если честно, к тому моменту мы уже дома все вещи упаковали и собирались переезжать. Уже половину вещей отправили в Астану, детям школу нашли. С детьми редко виделись, тяжело из Костаная в Павлодар добираться, только один вариант – через Астану.

– Большую часть карьеры вы провели в «Тоболе», а тут за одно межсезонье пришлось вливаться сразу в два коллектива. Насколько успешно это получилось?

– В принципе, я никаких проблем или дискомфорта с этим не испытал. И в Павлодаре все классно было, и в Тоболе тренер пришел новый – Роберт Геннадьевич (Евдокимов). Он мне помог в какой-то мере, он мне дал понять, что для него возраст футболиста не имеет значения. Самое главное, что он сказал – играют сильнейшие. У нас хорошие с ним отношения сложились, жаль, что меня немного травма подвела. Вначале под его руководством у меня была возможность играть и проявлять себя.

– Было ли ошибкой, что с ним расстались?

– Я даже не знаю, стоит ли об этом разговаривать. Такие решения принимает руководство клуба, и на тот момент они так решили.

 

Вторая часть интервью доступна по ссылке 

 

Автор: Антон Лысяк

Фото: из личного архива; пресс-службы ФК "Тобол", "Астана", "Иртыш"; "Костанай и Костанайцы", kaz-football.kz

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Кэшбэк со ставок
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.