Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
1 марта

Жанат Жакиянов: Я остаюсь в боксе - и это главное

Пользователь
Жанат Жакиянов: Я остаюсь в боксе - и это главное

В середине февраля один из лучших боксеров-профессионалов из Казахстана Жанат Жакиянов объявил о завершении карьеры. Причины такого неожиданного решения по сей день не были им озвучены. О том, с какими чувствами прощался с рингом, как шел к успехам мирового масштаба и чем теперь планирует заниматься, Double Z рассказал в интервью корреспонденту Prosports.kz.

 - Жанат, что стало причиной того, что вы завершили карьеру?

- На это есть несколько причин, но я пока озвучивать их не хочу... может, потом когда-нибудь. А травмы здесь ни при чём. Со здоровьем, слава Богу, всё в порядке.

- Как на данное решение отреагировал ваш главный тренер Рикки Хаттон?

- Мы откровенно поговорили. После того как решил завершить карьеру, я согласовал это со своей командой. В первую очередь, я обсудил все нюансы со своим менеджером – Филиппом Фондю и, конечно, тренером Рикки Хаттоном. Объяснил им сложившуюся ситуацию. Оба меня поддержали. Конечно, от моего менеджера были ещё предложения дальше продолжить карьеру, были интересные варианты. Но на тот момент я всё уже для себя решил: коней на переправе не меняют. Эту известную истину когда-то мне сказал мой великий тренер Александр Николаевич Лебедев. Конечно же,  мне это решение далось нелегко. Я на протяжении трёх месяцев об этом думал. Рано или поздно - всё равно нужно было бы когда-то завершать выступления на ринге. Это звучит ужасно больно: «Жакиянов завершает боксёрскую карьеру». Столько много лет боксировать на мировом уровне и так просто расстаться с делом, которому посвятил жизнь… Но я не первый и не последний, кто принимает подобное решение.

- Чем будете заниматься дальше?

- Продолжу тренерскую карьеру. В то время, когда был действующим боксёром, я тренировал мальчишек искусству бокса в своём родном Петропавловске – в областной детско-юношеской спортивной школе бокса им. Камиля Сафина – и до сих  пор продолжаю. Далеко загадывать не берусь – время покажет. Куда спешить? В данный момент меня всё устраивает. Бокс остаётся во мне, и я остаюсь в боксе – и это главное.

Цирк – это большой зал вокруг тебя, много зрительских мест. Посередине ставили ринг, и начинались бои. Ринг же везде одинаковый, где его ни поставь –  он везде будет квадратный.

 


- Почему именно сейчас решили завершить карьеру? Может, стоило повесить перчатки на гвоздь на мажорной ноте – после очередной громкой победы?

- Я как-то об этом не думал. Не знаю… не могу сейчас что-то конкретно на это ответить. У меня были причины завершить карьеру – я «завязал» с профессиональным боксом. И не думал, красиво это или нет. Как получилось – так получилось. Я воспринимаю это так, как оно есть.

- Знакомясь с вашей боксёрской карьерой, я обратил внимание на необычность спортивной судьбы. К примеру, Вы начинали свою стезю с рядовых, заштатных турниров, а потом неожиданно для ваших болельщиков  дрались за гонорары в алматинском цирке, ресторанах Шымкента...

- Было время. Это часть моей биографии, и я не скрываю, что хлеб, добываемый мной, в боях с противником всегда был трудовой, честный. Так меня учили родители и тренер Лебедев. Главное – не воровать, не обманывать зрителей, болельщиков, вести себя достойно с соперником. Старался, как это получалось (не мне судить), показать то, на что способен был в данный момент. Я всегда уважал своих противников и сейчас говорю это с гордостью: меня никто не может уличить в пижонстве на ринге, я не куражился, как это сегодня происходит в современном мире. Обыкновенная работа. Да, это тяжело, с потом и кровью. Пусть маленький кусочек хлеба, но честно заработанный (по слогам)  – тру – дом. Как это можно забыть? Когда я начинал боксировать, для меня не было особой разницы, где это делать: на большой, красивой арене с лазерным шоу или в прокуренном от табачного дыма зале. Для меня главным был бой, от которого зрители получали удовольствие. Они видели бокс, кто-то даже находил в этом искусство. А мне надо было, прежде всего, расти как спортсмену и зарабатывать хоть какие-то деньги. На кону приоритет один: не разочаровать тех, кто в тебя всегда верит. Это близкие и родные, и, конечно, мои болельщики. Что касается цирка, то это была хорошая площадка для накопления опыта, выносливости, терпения. Цирк – это большой зал вокруг тебя, много зрительских мест. Посередине ставили ринг, и начинались бои. Ринг же везде одинаковый, где его ни поставь –  он везде будет квадратный.

В цирке Алматы вечера бокса организовывал Марат Мазимбаев при материальной поддержке мецената Бауржана Оспанова. На этих боях я и мои друзья закалялись. Я провёл в старой столице несколько поединков. Это было хорошим подспорьем для будущих больших боёв. Отличная практика. Поверьте, я знаю, о чём говорю. Впервые я боксировал на цирковой арене с тайцем, филиппинцем, россиянином. Потом мне это в профессиональной практике очень пригодилось. Хоть и было довольно-таки давно, но до сих пор это вспоминаю с ностальгией… Моя молодость.

Теперь о ресторанах Шымкента. В то время моим промоутером был Ерик Джайлауов. Он организовывал вечера бокса. Тогда я только начинал профессиональную карьеру, и здесь нет разницы, где выступать. Да хоть в подвале. Важны бои, их количество и качество. Мне надо было хвататься за любую соломинку, надо было больше проводить боёв, чтобы поднимать свой рейтинг. Всё это очень помогло в моей будущей карьере. Я смотрел в будущее. Иллюзии не строил, но мечтал, как мальчишка, о боксёрских поясах славы, когда флаг моей страны будут поднимать в огромных залах мира. Я гордился, что петропавловский боксёр Камиль Сафин боксировал на «Мэдисон Сквер Гарден» в Америке в 1979 г., кстати мой тренер тоже приложил к этому немало сил, чтобы Сафин стал Сафиным. Ведь тренеры Чернышков и Лебедев работали в одном зале бокса «Локомотива». В дальнейшем Александр Николаевич Лебедев хотел, чтобы я повторил судьбу Сафина. И кое-какие мечты своего тренера я в чём-то осуществил. Он мной гордился. Я это знаю.

- Вы, безусловно, заслуживаете уважения, хотя бы за то, что без поддержки государства смогли прорваться в профессиональный бокс. Расскажите, пожалуйста, как Вам удалось это сделать?

- В меня много вложили сил и стараний мои петропавловские тренеры Александр Николаевич Лебедев (к сожалению, в данный момент его с нами уже нет), Виктор Алексеевич Иванов, мои менеджеры Филипп Фондю, Эрик Джайлауов, недавние тренеры Рикки Хаттон и Майк Джексон. Это всё люди, с которыми я работал на протяжении боксёрской карьеры, которым многим обязан. Один бы я ничего не смог осуществить.

- Вы боксировали чуть ли не на всех континентах мира. Где было драться сложнее всего?

- Я как-то на это внимания никогда не обращал, просто боксировал и всё. В любой стране мне хватало трёх суток, чтобы адаптироваться, безболезненно пройти акклиматизацию.

- Ваш брат-близнец – квалифицированный судья в любительском боксе. Не собираетесь пойти по его стопам?

- Нет. Профессионально заниматься судейской деятельностью пока не собираюсь. Если честно, то об этом я никогда не думал и сейчас пока не думаю. Хотя в нашей жизни никогда нельзя зарекаться. Что будет завтра, один только Всевышний знает.

- Вы верующий человек? Верите в приметы?

- Аллах есть, и я, как и мои предки, верю во Всевышнего. И если есть время и возможность, то посещаю мечеть. А вот в приметы не верю.

Жанат с братом Азаматом

Жанат с братом Азаматом


- Вспомните свой последний бой с Райаном Барнеттом. Что не получилось сделать для победы?

 - Столько времени уже прошло. Но всё равно, когда об этом задумываюсь, начинаю постоянно заниматься самоедством, что я сделал не так, где я недоработал. Начинаю об этом думать, и мне становится не по себе. Я уже не хочу об этом вспоминать… Не надо было ввязываться в его план на бой. Когда он начал меня «вязать», надо было работать больше серийно и на дистанции. А он преподнёс мне свою тактику боя, и я купился на это. Он переиграл меня. Это тот случай, когда при равной силе боксёров математический расчёт, даже допускаю и слово хитрость, берёт верх. Надо было следовать своей стратегии, а не лезть в «вязку». Райан Барнетт – опытный боксёр. Свой план на бой он сумел реализовать, в отличие от меня. Это был не мой день, поэтому он выиграл.

- В поединке Вы вообще не использовали удары в корпус. Всё время целились в голову. Почему?

 -  Я уже не помню. Тот бой коротко посмотрел всего лишь раз, и мне этого оказалось достаточно. Пока у меня желания нет пересматривать его снова. И не хочу об этом думать. Когда посмотрю полностью внимательно, обязательно проведу полный анализ и сделаю окончательный для себя вывод. Моя установка была прессинговать, идти и наносить больше ударов, ломать соперника. Его же установка – вязка. Я повторяю, что купился на его игру. Началось вязание рук. И много чего не получилось исполнить в результате этого. Когда происходил клинч, а это не что иное, как удержание рук, мне нужно было просто выходить и работать, в голову или нет – не особо важно. Ведь соперники все разные – на одном проходят одни удары, на другом – другие.

- После боя ваш соперник не сдал обязательную пробу на допинг. Что на это ответила боксерская комиссия? Ведь формально Барнетта могли дисквалифицировать.

 - Мы подали жалобу в IBF и WBA по поводу того факта, что Райан Барнетт пропустил обязательные допинг-тесты. Мы хотели бы знать, почему эти процедуры не были пройдены. Но его все защитили, наказания для него не последовало, а раз он не сдал допинг-тест, значит за собой что- то чувствует. Британский Совет по боксу, отвечающий за вопросы допинга их спортсменов, слушать нас отказался, заявив, что все останется так, как есть.

В первое время за бой получал 300 долларов

 

- Жанат, Вы всего лишь четвертый казахстанец, который стал чемпионом мира в профессионалах. Чувствуете гордость за это?

- Много лет назад, когда я только начинал боксировать, всегда думал, каково это - быть чемпионом мира? И когда занимался, я всегда хотел стать чемпионом мира, проверить, на что я способен, смогу ли я. А перед боем с Роши Уорреном, я каждый день себе твердил: вот наступило твоё время, докажи, чего ты стоишь...

-  И Вы единственный из них, кто не ездил на Олимпиаду. По сути, без особого опыта в любителях, Вы стали чемпионом мира в профессионалах. С чем связываете этот успех?

- Действительно, в любителях я не участвовал ни на Олимпиаде, ни на чемпионате мира. Даже в сборную Казахстана я не входил. Но, тем не менее,  у меня была большая практика. Я боксировал на многих международных турнирах. Это тоже опыт. У меня более 100 боев в «любителях». И хоть на мировом уровне мне не довелось участвовать прежде, чем перейти в профессионалы, считаю, у меня был достаточный багаж любительской школы бокса.

- Когда появилась мысль перейти в профессионалы?

- Лебедев хотел этого. Он позвонил своему другу, бывшему нашему земляку, петропавловцу Марату Шалабаеву, который в то время тренировал боксёров-профессионалов в Алматы. «Помоги моему парню, пусть попробует себя ». Тогда он переговорил с Ериком Джайлауовым, и  последний стал устраивать мне бои. Так потихоньку я начал проводить поединки, зарабатывать этим деньги и в итоге дошел до звания чемпиона мира.

- Можете назвать ваш самый минимальный гонорар в профессиональном боксе?

- Поскольку в то время у меня был не самый высокий рейтинг в казахстанском боксе и я только начинал свою карьеру в профи-боях, то наивно было ждать сразу огромных денег. В первое время за бой я получал примерно триста долларов.

Чемпионом области стал после «физики» на разгрузке вагонов

 

- Правда, что во время выступлений в любительском боксе, Вы совмещали это с работой охранника?

- Я много где работал… Я ведь родом из деревни. Там занимался борьбой.  Потом наша семья переехала в город, несколько раз сходил на борьбу и бросил, зал был слишком далеко от дома. Потом услышал, что одноклассники ходят на бокс. Тренировки тогда проходили в районе вокзала, в здании стадиона «Локомотив».  Я записался туда. Там работал мой первый тренер Владимир Александрович Чернышков, заслуженный тренер Казахстана . Он меня принял в секцию, и с того дня я в боксе. Приходилось часто разгружать вагоны, чтобы заработать деньги. Когда закончил школу, был у меня такой момент. С 9 утра до 15 часов я разгружал вагоны. Меня в 15.00  всегда отпускали, так как надо было на тренировку, которая у нас на «Локомотиве» всегда начиналась в 16.00. Но я приходил к пяти. Пока домой прибежишь, а это примерно четыре километра, поешь, возьмёшь тренировочную сумку и обратно по той же дороге – на вокзал. Во времена студенчества работал охранником. Я благодарен Всевышнему, что прошёл такой тернистый путь. Это  жизненная закалка. Такую школу пройти важно каждому. Я знаю, что такое труд и как зарабатывать деньги. И это ценю. Я работал и соревновался. Это мне не мешало, ведь хорошо, когда есть свои деньги и можешь спокойно тренироваться. А чемпионом области на «Авангарде» я стал как раз после набора «физики» на разгрузке вагонов. Это была моя первая победа на чемпионатах области.

- Последние несколько лет Англия стала вашей второй родиной. Планируете дальше посещать эту страну после завершения карьеры?

- Около пяти лет я жил и тренировался в пригороде Манчестера, городе Хайде. Этот город стал для меня вторым домом. Я не знаю, как жизнь сложится, пока не задумывался, поеду ли ещё в Англию. Контакт с Англией постоянно держу и, надеюсь, буду общаться и впредь со своими тренерами Рикки Хаттоном и Майком Джексоном.

- Рикки Хаттон – очень своенравный человек. Как Вы можете описать его как тренера?

- Он отличный тренер, хороший специалист. Для меня работа с ним была ещё одной ступенькой в карьере, профессиональным обогащением. Когда я только приехал к нему в Англию, он поделился со мной своими знаниями, которые были куда более профессиональными, чем у меня на родине. Он – профессионал до мозга костей, у него другие приоритеты, он очень хорошо знает свою работу. Почему? Посмотрите его результаты – они говорят сами за себя. Имя на Западе - это большое дело. И, тем не менее, я до сих пор считаю, что если ты, действительно, хочешь выиграть серьёзный титул, то надо закалять себя самому. Без этого никак.

- Вы на своём примере доказали, что собственными усилиями можно добиться всех высот. Какой совет можете дать молодым боксёрам, которые захотят повторить ваш путь?

- Если ребята хотят чего-то добиться, то пусть не боятся ничего, не жалеют себя, работают, трудятся, и всё получится у них. Главное поверить в себя, в то,  что ты можешь. А если где-то засомневаешься, то, значит, ничего не выйдет.

- Если когда-нибудь захотят снять фильм о Вас, вашей карьере, как на это будете смотреть?

- На родине уже сняли про меня фильм. Хватит одного. Я не такая суперзвезда, чтобы про меня ещё несколько фильмов снимали. И тогда я был против подобного антуража, но ребята-телевизионщики уговорили.

- Вы дружите с Канатом Исламом. Скажите, что нужно ему сделать, чтобы получить бой за чемпионский пояс?

- Всему своё время. Возможно, в этом году он уже получит этот шанс. Не все сразу. Он идёт планомерно к этому, поднимает рейтинг. Осталось чуть-чуть, и скоро будет столь долгожданный бой. И я его поддерживаю. Надо потерпеть. Думаю, если не в ближайшем, то через бой  Канат точно будет биться за чемпионский пояс.

- Назовите ваш список лучших боксёров - профессионалов Казахстана?

-  Мне кажется, они очевидны. Это Головкин, Шуменов и Ислам.

- Геннадий Головкин – Сауль Альварес. Что думаете о первом бое и ваш прогноз на второй?

- Считаю, что первый бой прошёл хорошо, оба боксёра очень умно отработали, грамотно. Не скажу, что сильно рисковали. Была ничья в равном бою. Думаю, в реванше у обоих есть шанс на победу. Отличный будет поединок. У каждого свой план, всё будет умно, но, думаю, поединок будет более рискованный. На победителя я не поставлю, потому что они оба сильные боксёры. Каждый может попасть, а они оба бьющие, с хорошо поставленным ударом, так что фаворита выбрать мне сложно.

- Если переходить в профессионалы, то где лучше продвигать карьеру – в Европе, в Англии или в Америке?

- Как по мне, то особой разницы нет. Я попал в Англию через Казахстан. Главное, чтобы были хороший менеджер и бои. Тогда можно рассчитывать на рост спортсмена, победы, и  от этого с каждым поединком будет расти  уверенность. В первую очередь, важно желание  самого боксёра. Важно верить в себя, ни на секунду не сомневаться в успехе.

- Правда, что в Казахстане боксеры-профессионалы не имеют пенсионных отчислений?

- Да. В Европе они платят налоги из общего гонорара. В Казахстане такого нет, насколько я знаю.

Если ты встал – ты боец, ты просто мужчина. Нужно всегда находить в себе силы и продолжать бой. Мне это удавалось.

 

- Бой с Роши Уорреном в штатах. Скажите честно, Вы ведь не ожидали, что победителем объявят Вас? Учитывая, что Вы были несколько раз в нокдауне?

- Да, в первом раунде были нокдауны, потом мне удалось ответить равноценными ударами, но они не были засчитаны. Я чувствовал, что я прессингую, что все раунды забираю, что выигрываю… но когда уже бой закончился. Конечно, мы боксировали у него дома, и была небольшая боязнь, что могут не отдать мне победу. Но профессионализм судей (хотел бы их искренне поблагодарить за то, что они были за справедливость, за чистый бокс) возобладал.

- В своих боях Вы часто падали, но обязательно вставали и побеждали. Как это у Вас получалось?

- Почему, часто? За свою карьеру я бывал всего в двух боях в нокдаунах – с Уорреном и в Болгарии с обменами нокдаунами с аргентинцем Гектором Гусманом, когда завоевывал титул чемпиона по версии WBA International. В боксе не страшно пропустить нокдаун, важно собраться и довести бой до победы. Падая и вставая, ты показываешь сопернику, что ты не сломлен духом. Если ты встал – ты боец, ты просто мужчина. Нужно всегда находить в себе силы и продолжать бой. Мне это удавалось.

- Вы довольны своей боксёрской карьерой?

- Думаю, да.  Европу выигрывал. Это было моей мечтой. Удалось стать первым и в мире. Чемпионом области я стал в посёлке Борки, что в Северном Казахстане. Знаете? (смеется). Плюс сумел что-то заработать.  

- Достаточно ли Вы заработали за карьеру?

- Достаточно. Мне хватит.

- Самый памятный бой в карьере?

- Много было интересных боёв. Но особенно мне приятно вспоминать победу над французом Каримом Гуэрфи. Он был чемпионом Европы на тот момент, а я - обязательным претендентом. Это спортсмен очень сильный, быстрый, высокий, выше меня на десять сантиметров. И я, когда готовился к бою, думал, как же можно его выиграть, ведь он такой хороший боксёр. Но, тем не менее, каждый день работал, готовился,  и мне это удалось. И на тот момент я был очень счастлив. Этот бой у меня в душе остался на всю жизнь. Я никогда не забуду эту победу. Первые два раунда я провёл неплохо. Помню, во время перерыва между раундами сижу и думаю: неплохо удары так проходят, а ведь это же Гуэрфи, хороший боксёр. Первые раунды он варьировал скорость, не включался,  присматривался ко мне.  А в третьем и четвертом, когда он включил свою скорость и мощь, я начал пропускать. Тогда я понял, что в концовке всё будет непросто. В пятом раунде мне удалось зайти к нему в ближний бой, и, когда он смещался и хотел отойти, мне удалось нанести свой нокаутирующий правый боковой.  Часто думаю, что было бы, если этот удар не прошёл так вовремя и так точно. Я не знаю, как бы закончился бой.

- Жанат, спасибо Вам за откровенный разговор. Что-то мне подсказывает, что мы ещё с Вами не раз встретимся. Удачи Вам.

- И Вам, спасибо за встречу.

Вадим БРЕЕВ, фото автора и Sky Sports

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.