«Было неправильно, когда мы вас освистывали и не доверяли»

Журналист
«Было неправильно, когда мы вас освистывали и не доверяли»

Белорусский тренер «Кайрата» Алексей Шпилевский дал большое интервью «Трибуне», рассказал об Алматы и «Кайрате». Prosports.kz представляет полную версию материала.

Алматы – одно из самых красивых мест на постсоветском пространстве. Город почти с минским населением окружен горами с пиками до пяти километров. Решение лететь в Алматы (спасибо акции «Белавии») принял еще в январе, когда о календаре на сезон не было и речи. До второй столицы Казахстана добрался утром пятницы 19 июля – спустя 10 часов после победного матча «Кайрата» Алексея Шпилевского в первом квалификационном раунде Лиги Европы. Уже в воскресенье команда белоруса играла в чемпионате Казахстана, но, к сожалению, на выезде.

В общем, стадион «Кайрата» посетить не удалось, но мы встретились с Алексеем Шпилевским и сделали большое интервью. Поговорили о его делах в Алматы, крутости «Кайрата», работе под давлением и острых моментах, связанным с Брестом.

– На этой неделе в Алматы невыносимые +35 в тени. Как вы выдерживаете такую погоду?

– Я всегда говорил: лучше, когда светит солнце. Получаешь витамин D и позитивную энергию. Конечно, ребятам не особо приятно тренироваться при большой жаре, поэтому занятия стараемся назначать в утреннее или вечернее время в зависимости от графика матчей. Можно сказать, я уже привык.

– Дела «Кайрата» пошли в лучшую сторону. Команда играет так, как вы хотите?

– Наверное, так будет только через несколько лет. Еще требуется время. Если судить по результатам, можно сказать, что поначалу дела шли не очень хорошо. Но я как тренер смотрю на другие параметры: какого прогресса достигают игроки, выполняют ли они поставленную задачу. Больше внимания уделяем именно этому.

Сейчас уже понимаю, что это очень тяжелый чемпионат, где против каждого соперника нужно выкладываться по-максимуму. Тем более против «Кайрата» многие выходят как на последний бой. Нам все это дается нелегко. Ребята, которые играют здесь давно, уже привыкли. Для новичков-европейцев и нашего тренерского штаба все это в диковинку. Уже привыкаем и делаем выводы.

– В апреле-мае «Кайрат» одержал всего одну победу в семи матчах. Что это было?

– Во многих играх мы отдавали инициативу сопернику, пропускали нелепые голы, а сами не реализовывали убойные моменты.  Это факт. Недавно я получил от Wyscout статистику первых 18 туров. В этих играх «Кайрат» был на первом месте по ударам, моментам, перехватам, переключениям. А также мы допустили меньше всего моментов у собственных ворот. Мы использовали и молодых ребят, которым, может быть, еще не хватает опыта и мастерства. Но мы не боялись доверять им.

Сейчас команда набирает ход и начинает верить в нашу философию. Не то чтобы игроки не верили в нее предыдущих матчах, но сейчас начинают еще больше, потому что с позитивными результатами приходит вера в стиль и самого себя. Но мы не хотим останавливаться. Результат – это одно, однако нужно смотреть за процессом. Это самое главное. Будет игра – будет и результат. Для меня действительно очень важно, чтобы был виден тренерский почерк.

Сейчас ребята потихоньку выполняют требования – результаты есть. Но это только начало. Они и сами все понимают. Никого нельзя недооценивать. Все умеют играть, биться, перестраиваться тактически. Все обучены. Нужно выкладываться и быть морально готовыми, играть с характером. Это самое основное, что мы пытаемся привить ребятам на тренировках. Объясняем, что без этого никак. К примеру, в матче с «Астаной» пропустили из офсайда. Ну что здесь поделаешь?

Запомнился и матч с «Кайсаром». Выигрываем 1:0, не забиваем второй и третий. В перерыве четко объяснили ребятам, что соперник играет в родных стенах и сейчас могут поменять свой стиль. Будут навешивать, пытаться переиграть наш прессинг. Нужно быть более агрессивными в отборе и на втором мяче. Не знаю почему, но ребята впали в какую-то пассивность, отдали инициативу сопернику. «Кайсар» забил со штрафного, а второй или третий удар пришелся в «девятку» с двадцати пяти метров – 1:2, игра рушится. Было очень обидно.

Обсуждали эту тему с ребятами. Говорили, что ни в коем случае не будем отступать от своей идеи, а продолжим тренироваться в том же духе. Главное, чтобы началась позитивная серия. Нужно дальше верить в себя и работать, как и до этого. А все остальное придет со временем. У нас впереди 14 матчей, в том числе и игры с лидерами. Все в наших руках. В воскресенье нужно брать реванш у «Тобола» (получилось: «Кайрат выиграл 5:3 – Tribuna.com). Они нанесли нам два очень обидных поражения. В Кубке мы проиграли 1:5 одними казахстанскими футболистами. А в чемпионате они забили первым ударом на 89-й минуте и победили.

– После одного из матчей вы сказали, что игроки «Кайрата» пока еще не уровня «Барселоны». За несколько месяцев виден прогресс?

– Здесь я, может быть, и утрировал. Тогда очень нетерпеливые журналисты, задавая вопросы, наверное, хотели меня на что-то вывести и провоцировали. На все требуется время. Это показал и Юрген Клопп с «Ливерпулем». Когда он начинал работать, команда шла на десятом месте, они проиграли семь матчей подряд – все хотели его выгнать. Легенда клуба Джейми Каррагер и другие специалисты говорили: «Что это за футбол? Это бей-беги!» Команда неустойчива, мало забивает, много пропускает. Представьте, как это тяжело. Юрген все равно гнул свою линию, верил в ребят и говорил, что со временем все придет. Главное – терпение.

Когда пришел наш тренерский штаб, президент «Кайрата» Кайрат Советаевич [Боранбаев] сказал: «Мы хотим играть по этой философии. Я хочу видеть динамичный, агрессивный футбол». Чтобы он был, нужно играть молодежью, потому что она вынослива, этих игроков ты можешь лепить, как тебе нужно, они быстро восстанавливаются. Кроме того, их головной мозг, как компьютер: здесь еще мало программ. Они могут впитывать огромное количество информации. Но на это требуется время. Это люди, а не роботы. Мы это четко понимали и знали, что главное доверять.

Хочу сказать спасибо нашему президенту, который доверяет мне и моему штабу. Не везде так принято, особенно на постсоветском пространстве, где все ждут результат. Мы тоже хотим побеждать. После поражений виню себя, смотрю, что исправить в тренировочном процессе и следующем матче. Нужно понимать, что это люди, которых мы со временем хотим вывести на новый уровень.

Кстати о мотивации. Во время апрельской серии неудач мы пригласили Серика Есматова. Спортсмена-паралимпийца. В подростковом возрасте он попал в аварию. Ему ампутировали ноги. Первые два-три месяца он не выходил из квартиры. Ему никто не помог выйти из этой ситуации – он сделал это сам. Как? Он просто начал разговаривать с зеркалом и сказал: «Это судьба. Какой бы она ни была, ты ее не изменишь. Ты хочешь всю оставшуюся жизнь сидеть взаперти в своей комнате и гнить, хотя вся жизнь еще впереди?» В итоге он начал заниматься спортом, выводил себя на новый уровень. В нашей раздевалке он рассказал свою историю – это было очень трогательно и дало команде стимул. Только сами игроки могут вывести себя из серии неудач. Если нет внутренней мотивации, ты ничего не добьешься. Нужно видеть свою цель и понимать, что будут зависть и критика. Но ты знаешь свою цель и четко к ней идешь. Это самое главное.

– Вы сказали: «Молодежь вынослива. Ты можешь лепить из нее команду, как хочешь». Перед приходом в Брест было очевидно, что погоду там делают не самые молодые ребята. Это не смутило?

– Не хотел бы затрагивать тему Бреста, потому что многое было сказано. Я всегда говорю себе: это судьба. Без Бреста, может быть, не было бы и «Кайрата». Несмотря на короткий срок, мой тренерский штаб проделал большую работу. Те люди, которые это оценили, до сих пор звонят. Это и молодые футболисты. Вчера [после победы над «Широки Бриег» в первом квалификационном раунд Лиги Европы – Tribuna.com] мне написало очень много людей из Бреста. Даже ребята с фан-сектора поздравляют с победами, сожалеют о моем уходе и недоверии руководства.

На постсоветском пространстве все хотят результат здесь и сейчас, забывая, что на это требуется время. Если ты хочешь что-то выстроить, нужно чем-то жертвовать. Это показал пример «Ред Булла», который семь лет выстраивал академию и шел к своей цели. В «Кайрате» сумасшедшая академия, классные условия, какие мало где найдешь Европе. Здесь выстраивают не сверху вниз, а снизу вверх. И это правильный путь. Когда президент и генеральный директор понимают, чего они хотят, и подбирают подходящего тренера, все должно получиться.

Благодарен, что мне предоставили такой шанс себя показать, пусть и на короткий срок. Все меня ассоциируют с историей про Артема Милевского. Но он сам ко мне подошел и сказал: «Алексей, я был в шоке от того, что ты проделал с нами за короткий срок. На всю жизнь запомню, как мы играли в первом матче против «Гомеля». Зачем ты так со мной поступил?» Я говорю: «Артем, это было мое решение. Ты профессионал, я профессионал».

Я знаю, к чему иду и чего хочу. Пытаюсь мотивировать ребят и вывести их на свой путь. Кто хочет, будет идти. Не хочу никого уговаривать и заставлять. Это спорт. Вот дверь, она открыта – можешь заходить, можешь выходить. Бояться нечего. Главное, знать, чего ты хочешь, и найти ребят, которые стремятся идти по тому же пути.

– Когда состоялся этот разговор?

– Перед Новым годом, когда я уже работал в «Кайрате». Случайно встретились с Артемом.

– Были ли в «Динамо» игроки, которые за ваш короткий период достигли прогресса, и вы можете ими гордиться?

– Тот же Яннис Каргас. В январе он приезжал к нам на просмотр. Мне было очень больно ему отказать, хотя я знал: если Яннис придет, он привнесет нам эмоциональность и самоотдачу на этой позиции. Потому что я не представлял, как будут развиваться ребята в «Кайрате» и достигнут ли они его уровня. Каргас не самый сильный футболист, но у него большое сердце. На него можно положиться на сто процентов. Он прилетел в «Кайрат» с вирусом, у него была температура, но он все равно хотел доказать, рвался ко мне, бывшему тренеру. Я ему сказал: «Яннис, ты не пожалеешь, если приедешь сюда. Для футболистов здесь просто рай». И он приехал. Это один из тех игроков, которыми я могу гордиться.

Плюс Рома Юзепчук, который при мне регулярно играл. Я ему доверял. Он достиг большого прогресса. Потом, понятно, цели и задачи поменялись, наверное, было какое-то указание – Рома практически не играл, выходил на замены. Что футболист может доказать за 5-10 минут, особенно если появляется через матч?

– Почему отказали Каргасу, если он вам нравился?

– Это было общее решение скаутингового отдела и тренерского штаба.

– Вы наверняка помните проход «Атромитоса» в Лиге Европы. После этого в футбольной карьере случалось что-то похожее по эмоциям?

– Честно, для меня каждый матч эмоциональный, каждый как праздник, в каждом выкладываюсь. Показываю ребятам, что мы тренируемся, чтобы на выходных сделать праздник для зрителей. Вчера была просто феноменальная атмосфера. Впервые за время работы в «Кайрате» я ощутил такое. Это было очень приятно, все на позитиве. Плюс команда в конце вырвала победу: для нас было очень важно выиграть. Это можно сравнить с теми эмоциями, которые испытывал в Бресте. Для меня все матчи эмоциональные, рад каждому выигрышу. Надеюсь, нас еще ждут яркие победы.

– В «Динамо» вы дебютировали как тренер во взрослом футболе. Оглядываясь назад, можете сказать, что после юношеских команд чего-то не хватило?

– Тренировочный процесс тот же. Просто упражнения усложняются, адаптируются под взрослых. Общение с футболистами другое: у тебя уже не дети, которые сами по себе мотивированы и, что бы я ни сказал, выполняют все на сто процентов. Здесь у нас есть молодые, семейные, холостяки, сборники, подростки. К каждому нужно найти подход. Самое главное, чтобы ребята чувствовали доверие тренера и что он на них ставит. Неважно, играют они или нет.

Я всегда говорю ребятам: футболисты, оставшиеся вне заявки или в запасе, самые важные для команды. Почему? Потому что без них мы никак. Если, не дай Бог, травмируется кто-то из основных игроков, мне нужен человек, который его заменит и будет готов на сто процентов. Он должен быть мотивирован и гореть желанием. Пытаемся объяснить молодым футболистам, что, даже если они не попадают в заявку, это решение не против них, а за других футболистов, чтобы они не вешали голову. Хорошо, что у нас есть выступающий в первой лиге «Кайрат-Жастар»: там мы можем выпускать молодых, чтобы они получали игровую практику.

Конечно, я анализировал свой первый «взрослый» опыт. Но это нельзя сравнивать. Здесь нам просто повезло. Наш тренерский штаб поразило, как ребята в Казахстане относятся к нашей идее. Если честно, мы ожидали намного худшего, особенно по отношению к тренировкам. Но казахстанские футболисты дисциплинированы, полностью выкладываются. Я не хочу с чем-то сравнивать, а просто говорю о «Кайрате». Здесь меня все устраивает. Ребята сразу же все восприняли с уважением, поняли, что это действительно может сработать – давайте вместе попробуем, будем к этому стремиться.

Всегда говорю: «Без ребят я никто. Ребята, вы выходите, как гладиаторы. Моя задача – подготовить вас, дать совет». Нет идеальной тактики. Есть принципы, которым ребята должны следовать с душой и самоотдачей. Вот это футбол.

– Чем «Кайрат» уже сейчас похож на «Ред Булл»?

– Инфраструктурой по-любому. С U-8 до первой команды идея одна и та же. Все развиваются по одним и тем же принципам. Что конечно же облегчает переход из одного возраста в другой. Кайрат Советаевич в первые дни попросил меня, чтобы в академии работал специалист с прошлым «Ред Булла», который может внедрить эту систему. Поэтому я рад, что академию возглавил Вольфагнг Гейгер, 20 лет сопровождавший Ральфа Рангника. Сейчас та же система работает у нас. Это два основных нюанса.

– В Бресте много говорят о молодежном футболе. А чем академия «Кайрата» превосходит динамовскую и академии других белорусских клубов?

– Она превосходит не только белорусские клубы – по инфраструктуре преимущество и перед европейскими академиями. Мне есть с чем сравнить. Я всю жизнь прожил в Германии и видел все академии. Такие там только у «Ред Булла» и «Баварии». Здесь у детей все: искусственные покрытия, натуральные, закрытые помещения, футбонаут, которые стоит только здесь, в Хоффенхайме, Дортмунде и Краснодаре. Здесь созданы все условия для восстановления, тренировок, тестирования. Сейчас нужны специалисты для взаимного общения, роста и понимания. Кайрат Советаевич их приглашает. Только так можно создавать будущее. Не только Беларусь, но и Россия должны понимать, что для достижения долгосрочных целей нужно начинать не сверху, а снизу.

– Брест ведь тоже декларирует желание развивать детский футбол.

– Кайрат Советаевич, наверное, больше делает ставку на будущее. Это долгосрочный проект. Здесь есть шанс что-то выстроить, невзирая на краткосрочные результаты. Я не говорю, что не хочу выигрывать. Я хочу побеждать. Но нужно чем-то жертвовать. Если мы хотим что-то выстроить, надо идти к этому постепенно. Я ему за это благодарен. Видимо, в Бресте хотят быстрого успеха. Здесь совсем другой коллектив футболистов, действительно заточенный под будущее. Наверное, в этом отличие.

– Вы затронули тему журналистов. Самыми острыми были материалы про возможный приход в «Кайрат» Сергея Ташуева и неуважение к опытным игрокам. Какими были ваши эмоции, когда это прочитали?

– Слухи я не комментирую.

– Как тогда узнаете новости спорта?

– Есть несколько сайтов, где изучаю календарь матчей, потом выбираю те, за которыми буду следить. Но смотрю только те игры, которые будут полезны мне как тренеру и будут полезны для обучения.

– А комментарии и аналитические материалы не читаете?

– Честно признаюсь, читаю, но стараюсь это делать только после положительных результатов. После плохих матчей никто не смотрит на его содержание – все видят только черное и белое. Если проиграл, значит, тренер плохой. Победил – команда лучше. Я не обращаю внимания. Главное, чтобы искренние фанаты и специалисты ценили и видели, к чему и как мы идем. Вчера, после выхода во второй раунд квалификации ЛЕ один мальчик написал мне в Instagram: «Наверное, было неправильно, когда мы вас освистывали и не доверяли». Люди со временем сами поймут, правильно ли они поступали. Я стараюсь спокойно на это реагировать и вкладываю свою энергию в команду.

– Согласны, что работаете под большим давлением, чем среднестатистический белорусский тренер?

– Наверное, да.

– Как это влияет на работу?

– Я просто стараюсь наслаждаться ею. С каждым днем мое желание, наоборот, повышается, потому что знаю, что нас ждут еще большие успехи и результаты. Конечно, напряжение есть, это чувствуется, когда зрители скандируют мою фамилию. Но я понимаю, что выбрал такую профессию.

Очень эмоционально ситуацию воспринимают мои близкие. Жена сейчас беременна. Говорю ей: «Ты лучше вообще не ходи на футбол. Береги здоровье». Переживают родители, бабушка, дедушка. Если я буду показывать, что переживаю или боюсь чего-то, ребята это почувствуют. Всегда нужно показывать уверенность.

– Когда за короткий период появилась информация о Ташуеве, Точилине и Бердыеве, не было ощущения, что сейчас может что-то произойти? Или это все были слухи?

– Мне абсолютно все равно, что происходит за моей спиной. Концентрируюсь только на своей работе.

– Как отнеслись к громким интервью мамы? Что-то ей говорили на этот счет?

– Не скрою, говорил. Но здесь, наверное, сказался материнский инстинкт. Сейчас так получилось, что, к сожалению, или к счастью, я стал публичным человеком, и каждое слово моих близких выходит в прессу. Было неприятно, потому что это затрагивает не только меня, а и несчастливых людей, если можно их так назвать, которые пишут неприятные вещи. Они не пишут, когда команда выигрывает. Чего они тогда ничего не говорят? Те же агенты, бывшие тренеры, футболисты. Это, наверное, задело семью.

Я сказал маме, что это неправильно. Пусть она, как и я, не обращает на это внимания, не читает прессу – это будет лучше всего. Видимо, она посчитала, что сейчас перешли грань – на это надо как-то реагировать. Понятно, что сейчас, по прошествии времени, неправильно было это делать, потому что вылилось очень много негативного, особенно в мою сторону. Мама тоже совершает ошибки, делает выводы. Это эмоциональный поступок.

– Милевский по-прежнему подтрунивает над вами, Дмитрий Селюк просто резко хейтит. Что хуже?

– Вильгельм Буш сказал так: «Зависть – это самая искренняя форма признания».

– Продолжаете учиться на лицензию PRO?

– Да, финальные экзамены пройдут в июне следующего года. Всего 7-8 сессий. Первая была в декабре, потом – на сборах в Турции, еще одна – в мае, еще будут в сентябре, декабре, январе, марте и финальный экзамен в июне.

***

– В Беларуси часто спорят насчет названия страны. Алматы или Алма-Ата?

– Алматы.

– Можете сравнить Алматы и Минск?

– Трудно говорить отрицательные вещи о Минске: все-таки там я родился. Алматы – очень красивый город. Вы видели, там горы, это мегаполис, где всегда найдешь, куда сходить и посидеть, если есть время. У меня, конечно, его мало, но если с женой вечером выходим прогуляться, очень много мест, куда можно заглянуть. Если хочешь отдохнуть, можно съездить в горы. В 40 километрах от города есть площадка для отдыхающих с большим бассейном, лежаками, куда ездят и наши футболисты по выходным.

– Какое ваше любимое?

– Наверное, Чимбулак (горнолыжный курорт в 15 километрах от Алматы – Tribuna.com).

– Часто выбирались?

– За восемь месяцев был, наверное, раза три.

– На лыжах катались?

– Нет, гуляли, кушали. Если тренерским штабом идем в ресторан в городе, то не просто кушаем, а обсуждаем дела. У нас все связано с работой. Даже дома жена со мной ругается: «У тебя весь день футбол. Как не тошнит от него?» Говорю ей: «Прости, что у меня есть работа, которую я люблю». Сейчас я даже не могу представить, как работать по профессии. Я обожаю спорт, футбол, каким бы ни было давление.

– А какая у вас профессия?

– Спортивный менеджер. Получаю и второе высшее. Правда, в прошлом году из-за работы взял академический отпуск. Но сказал себе, что в октябре снова начну учиться заочно. Все-таки нужно развиваться, особенно пока молодой.

– Высокогорный комплекс Медео известен с советских времен, сюда приезжали тренироваться со всего СССР. Возили футболистов на тренировки в горы?

– Нет. Может, не было времени, может, просто не считали нужным, потому что все-таки у нас все есть на базе. Были командные мероприятия, которые мы проводили в городе.

– После тренировок в горах в обычных условиях воздух может стать допингом.

– Все-таки это не такой высокий комплекс. Он не так сильно влияет на организм, тем более что мы и так находимся в Алматы.

– Чем казахский менталитет отличается от европейского?

– В Европе все, наверное, более структурированно, распланировано – люди более ответственно относятся к вещам, и нюансов не бывает. Если поставили встречу на 10:00, а ты придешь в 10:05 и будешь улыбаться, как ни в чем не бывало, в Европе такого не простят. У нас на базе футболистам запретили пользоваться телефонами в комнате теории, медицинского штаба и в раздевалке. Для чего? Чтобы ребята общались. Просто общались. 70-80 процентов команды – казахстанские футболисты, которым комфортнее общаться на своем языке, но на поле мы все-таки единая команда. Для этого мы ввели эти вещи. Когда я говорю одно, а другие сотрудники дают слабину, ребята это чувствуют. В Европе такого не будет. Если главный тренер сказал, это делают на сто процентов. Все слушаются и выполняют это. Наверное, это главное отличие.

Но все люди обучаемые. Тренерский штаб молодой, казахстанские специалисты тоже молодые, поэтому, думаю, тоже хотят учиться, набираться опыта. Мало про кого могу сказать отрицательное – только положительные слова.

– Следите за белорусским футболом?

– Иногда, за результатами. Особенно тех команд, где играют мои друзья. Тот же Егор Филипенко в БАТЭ. Не болельщик борисовчан, но переживаю за друга. Сейчас он, к сожалению, получил травму и находится в Италии.

– Между Брестом и БАТЭ одно очко разницы. Кого хотите видеть чемпионом?

– Пусть чемпионом станет сильнейший.

– Сергей Гуренко в минском «Динамо» доверяет молодым, в Лиге Европы выпустил 16-летнего парня Никиту Демченко. Вам это импонирует?

– Выход в таком важном матче показывает большое доверие со стороны тренера. Если Гуренко считает футболиста готовым для этой ситуации, я только за. Но возраст не играет большой роли. Здесь важно, не молодой ты или старый, а хороший или плохой [игрок]. Если он готов, я только за. Всегда нужно отдавать приоритет молодому футболисту. У него есть будущее – из него можно что-то слепить.

– Что вас удивило в белорусском футболе?

– Сильнее всего меня удивило, что наш народ не умеет радоваться за своих. Это злорадство – самое печальное. Конечно, все знают, что Александр Глеб был клиентом моего отца. Он играл за «Барселону». Когда еще в белорусском футболе будет такой игрок? И когда люди пишут, что он недостоин и не играет на том уровне, это показывает, что они не умеют радоваться за своих. Печально. Надо это пересмотреть: не завидовать, а просто радоваться за соотечественников.

Недавно читал интервью Нойера, который удивился, что белорусы болели за сборную Германии. Конечно, ты хочешь посмотреть на звезд, но пришел же на своих. Поэтому поддержите. Все знают, что ты аутсайдер, который играет против сборной Германии, – нужна любая поддержка, чтобы зацепить хотя бы одно очко. Очень обидно за такие вещи.

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 1

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

30 июля 22:53
Рановато это интервью опубликовали! Если через пару дней "Кайрат" вылетит из еврокубков, а осенью останется без медалей и с 4-го места не попадёт в Еврокубки, а это - провал, ситуация с тренером может резко измениться...
Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.

Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.