Прощайте, герр Юханссон

Журналист
Прощайте, герр Юханссон

4 июня не стало Леннарта Юханссона – бывшего президента Европейского союза футбольных ассоциаций, человека, который внес неоценимый вклад в развитие игры миллионов как во всем мире, так и в Казахстане.

Швед прожил долгую и яркую жизнь, хотя эти понятия далеко не всегда совместимы, и почти вся она была связана с футболом. Он не играл на серьезном уровне, тренерская деятельность Юханссона, по большому счету, также не заладилась. Зато в качестве функционера Нильс Леннарт (это его полное имя), образно выражаясь, покорил футбольный Эверест. Свои не дюжие организаторские способности он начал в родном клубе АИК из Стокгольма, который при Юханссоне закрепился в высшем шведском дивизионе и завоевал первые в истории трофеи. Затем он стал наводить порядок в местной федерации футбола и смог сделать так, чтобы у него на родине прошел финальный турнир чемпионата Европы 1992 года – последнего, в котором принимали участие всего восемь команд. Во многом благодаря Юханссону финальная часть континентального первенства сначала расширилась до 16-ти, а затем и 24-х.

Еще раньше, в 1990-м, Леннарт Юханссон возглавил УЕФА, президентом которого был на протяжении долгих 17-ти лет. Этот рекорд в обозримом будущем вряд ли будет побит. Он стремился развивать самый популярный в мире спорт во всех уголках Старого Света, старался учитывать интересы не только влиятельных стран, но и не самых футбольных регионов Европы. Шведский чиновник стоял у истоков кардинального преобразования главного еврокубка – именно при нем появилась Лига чемпионов в том формате, который нам всем сейчас хорошо знаком, с групповым турниром и несколькими участниками из одной страны. Но и после того, как Юханссон уступил свой пост Мишелю Платини, из спорта он не ушел – с 2007 года экс-президент Европейского футбольного союза занимался продвижением хоккея с мячом в олимпийскую программу.

Впрочем, для казахстанцев все вышеописанные достижения Юханссона меркнут на фоне того, что этот могучий скандинав сделал для отечественного футбола. Это ведь при нем Казахстан встал под крыло УЕФА, причем сам шведский функционер сыграл в смене нашей прописки огромную, если не решающую, роль. По воспоминаниям одного из инициаторов нашего перехода из Азии в Европу Тлекбека Акпаева, в начале 2000-х занимавшего пост генерального секретаря ФСК (Футбольного союза Казахстана,  предшественника КФФ – прим. Prosports.kz), переоценить вклад Юханссона в развитие казахстанского футбола невозможно.

- Хорошего человека потеряли, а не просто бывшего чиновника, – сказал Акпаев в разговоре с корреспондентом Prosports.kz. - Мы многим ему обязаны.

- Насколько, на ваш взгляд, серьезен вклад Леннарта Юханссона в то, что Казахстан теперь играет в Европе?

 - Да сто процентов. Нет, даже двести – без него бы никогда не оказались в УЕФА. При всем нашем стремлении стать частью европейской футбольной семьи, мы не располагали необходимым авторитетом, нужными связями и ресурсами, чтобы воплотить свои желания в жизнь. А Юханнсон смог реализовать идею перехода Казахстана под юрисдикцию УЕФА, несмотря на определенные подводные течения и сильное сопротивление.

- А что, было по-настоящему сильное сопротивление, с чьей стороны?

- Конечно! Главным нашим с Юханссоном оппонентом был Герхард Айгнер, в то время занимавший должность генерального секретаря Европейского союза футбольных ассоциаций. Вроде бы правая рука президента, но он не разделял стремления своего шефа территориально и численно расширить организацию. Немец опасался того, что после вступления Казахстана сработает так называемый принцип домино, и в УЕФА начнут проситься все, кому не лень. К слову, Айгнер также имел немалый политический вес, и у него было много сторонников среди руководителей национальных федераций.

- И как же Юханссону удалось убедить Айгнера?

- Да никак он его и не убеждал. Юханссон просто сделал победный ход, на который у его противников не было возможности ответить. Во время того самого исполкома, где принималось историческое решение о вступлении Казахстана в УЕФА, президент организации устроил голосование по нашему вопросу, причем сделал его тайным. Это позволило тем, кто колебался или опасался давления со стороны Айгнера, проголосовать так, как они посчитали нужным. Генсек уже никак не мог повлиять даже на тех, кто был у него под колпаком. Вот такое простое, но гениальное решение Юханссона во многом предопределило судьбу нашего футбола.

- Каким вам запомнился Леннарт Юханссон?

- Прекрасный человек и настоящий профессионал  - это как раз тот случай, когда он был на своем месте и занимался тем, что у него лучше всего получалось. Мы с ним быстро нашли общий язык. Скандинава Юханссон напоминал только фамилией и внешними данными – здоровый блондин под два метра ростом. В остальном же он почти ничем от нас не отличался – очень жизнерадостный человек, с превосходным чувством юмора и добрыми глазами, никакого нордического холода в нем не было.

Однако при всей своей добродушности Юханссон был очень волевой личностью. Тогда, на конгрессе, он сказал нашей делегации, что, если взялся за нашу проблему, то будет решать ее до победного конца. Он не любил проигрывать. Казахстанские футбольные болельщики должны помнить, кому они обязаны тем, что могут воочию наблюдать за участием наших клубов в еврокубках и игрой национальной сборной против грандов европейского футбола. Его уход – огромная потеря.

По признанию Тлекбека Акпаева, когда Юханссон с официальным визитом посетил Алматы уже после того, как Казахстан стал членом УЕФА, он остался доволен увиденным и не пожалел о том, что лоббировал наши интересы. К нам в гости тогдашний глава Европейского футбольного союза прилетал в уже преклонном 73-летнем возрасте, с удовольствием поглощал бешбармак и знакомился с местными достопримечательностями, раздавал интервью. «У Казахстана есть футбольные традиции. Я сразу почувствовал, что люди из вашей федерации знают, как поднять в стране на новую высоту самую популярную в мире игру», - сказал Юханссон во время своего первого посещения нашей страны в ноябре 2002 года. А ведь тогда мы еще не играли в евротурнирах, у нас в те годы еще даже «Астаны Арены» не было. Выходит, швед знал, о чем говорил.

Во всех смыслах Леннарт Юханссон – глыба. При этом он сам не ставил себе в заслугу включение отечественного футбола в европейскую семью. Когда ему сообщили, что вдохновленные нашим переходом в УЕФА казахстанские болельщики предложили его именем назвать одну из улиц Алматы, функционер с улыбкой на лице ответил: «Спасибо, не надо, я ведь еще не умер». Увы, но четвертого июня 89-летнего Леннарта Юханссона не стало, и почему бы его память не увековечить теперь? Этот швед сделал для нашей страны действительно очень много, и об этом нельзя забывать.

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Кэшбэк со ставок
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.

Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.