Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
6 марта

Руслан Мадиев: Головкин поступил подло!

Журналист
Теги: Головкин
Руслан Мадиев: Головкин поступил подло!

Казахстанский боксер-профессионал Руслан Мадиев (12-1, 5КО) в интервью Prosports.kz рассказал о проблемах с GGG Promotions и оценил перспективы Али Ахмедова.        

– Со мной все хорошо. Сейчас дома, в Караганде, – начал беседу Руслан. – Потихоньку тренируюсь, поддерживаю форму.

– Не так давно вы дали громкое интервью одному из казахстанских сайтов.

– С тех пор ничего не поменялось.

– Каковы ваши дальнейшие планы?

– Полгода не боксировал. Но держу себя в форме, могу хоть завтра выйти на ринг. У меня промоутеров, никого нет. А они (GGG Promotions. – Prosports.kz) не хотят ничего подписывать.

– В Алматы в конце марта планируется боксерский вечер. Там не собираетесь выступать?

– Если проведу бой в Казахстане, то, наверное, ничего не будет. А вот если в Америке буду драться, то на меня могут подать в суд, как я понял.

– Формально в Алматы можете боксировать?

– Да, это надо разговаривать с организаторами. Если с ними договориться, то могу отбоксировать, чтобы на месте не стоять. Одно дело тренироваться, а бой – это совсем другое. Один поединок даст больше, чем полгода тренировок.

– Насколько я знаю, у вас не было контракта с GGG Promotions?

– Да, не было контракта. Недавно Головкин дал интервью, где говорил про свой промоушен. В частности сказал, что у него в компании нет подписанных боксеров.

– Если у вас нет контракта, то как они могут запретить вам драться?

– В Америке все промоутеры боятся судов. Поэтому они перестраховываются. Нам нужна бумага, что у нас нет контракта с GGG Promotions, но они не дают ее нам. Геннадий мне сказал, что есть бухгалтер, а у него сохранились все чеки проживания, перелетов и так далее. Контракта у них нет, но они могут показать эти чеки. Даже на словах мы не договаривались. Если бы было такое, я бы свое слово сдержал. Можно сказать, я там бесплатно пять лет провел. Если бы я хорошо заработал за это время, то я спокойно расплатился бы. Сейчас я принципиально ничего не буду платить. Можно сказать, что Головкин поступил подло. 100 тысяч долларов найти не проблема, но я даже доллар не дам.

– А вообще как вы попали в Big Bear?

– Я хочу насчет последнего боя сказать, который полностью проводил Golden Boy Promotions. Получается, они меня как оппонента покупали у моей команды. Они нам заплатили за это. Можно сказать, что до меня толком ничего не дошло. Теперь они от меня хотят еще денег получить.

В Big Bear я переехал пять лет назад. Геннадий меня позвал. Думал, буду тренироваться и от боя к бою расти. Но время шло, а я все на одном месте стоял. Каждый раз надеялся, что следующий бой будет чемпионским. Потому что у некоторых ребят уже восьмые, девятые поединки были за титул. У меня хоть и были соперники с хорошим уровнем, но чемпионского боя так и не увидел. Видимо, за титул надо было заплатить. Соперники были такие, что с ними можно было и за пояс драться. А бои были простые, рейтинговые. Вдобавок меня тренер не устраивал. А так есть несколько промоутеров, заинтересованных во мне, но они боятся, что им это боком выйдет, если на них подадут в суд. Но тренировки не бросил, держу себя в форме, но все идет к тому, что я могу закончить.

– Карьеру?

– Да. Но не знаю, посмотрим. Им (GGG Promotions) деньги не нужны, думаю, они принципиально это делают. Не понимаю их. Я к Гене всегда относился хорошо, считал его старшим братом, а он...

– Есть вероятность, что вы вернетесь туда обратно?

– Туда я точно не вернусь.

– В последнее время там тренируется Али Ахмедов. Получается, у него тоже контракта нет?

– Я не знаю, подписывал Али контракт или нет. Но я ничего никогда не подписывал.

– Вы когда ехали туда, вам обещали чемпионские бои?

– Нет, ничего не обещали. Когда туда в первый раз поехал, я не собирался в профессионалы переходить. Мне сказали приехать, мол, посмотрят на меня. И вот я три месяца там потренировался, и тренер (Абель Санчес) мне сказал, что дебютный бой сделает. Я думал, вот так потихоньку пойдет карьера вверх. В итоге получилось так, что они свою работу не делают, и мне не дают ничего сделать.

– Сколько вы получали за поединки в среднем?

– Две – две с половиной. За два десятираундовых боя, которые у меня были, я получил около пяти тысяч долларов. Это вот в последний год так было. А до этого четыре года получал в среднем 2-2,5 тысячи долларов.

– Если я правильно понял, то Головкин запросил у вас 100 тысяч долларов за выкуп контракта?

– Когда боксер подписывает контракт, то должен присутствовать юрист. Одна копия должна остаться у меня, другая – у промоутера. У нас же ничего не было. Даже договоренности. Если бы она была, я бы без проблем нашел эти деньги. Поначалу Головкин сказал мне, что ты прав, что если я хочу развиваться, то мне надо идти к другому тренеру. Сказал, что друзьями останемся. Потом он мне выставил этот счет. И предъявил эту сумму не из-за того, что освобождает меня от контракта, а чтобы дать бумажку, где написано, что у нас нет контракта. Просто промоутерам нужна бумага, где написано, что Головкин не имеет со мной никаких контрактов и претензий.

– Эта сумма включает в себя ваши тренировки, проживание и перелеты?

– В бумажке, которая мне пришла, написано, что, мол, мы предоставляли Руслану лучшие тренировочные лагеря, билеты, медикаменты и так далее. И сумма в сто тысяч долларов.

– Как думаете, есть выход из этой ситуации?

– Я думал, после первого интервью они на связь выйдут. Даже никто не позвонил мне. Если бы я считал это правильным, я бы нашел эти сто тысяч. И к Максу, и к Гене я относился как к старшим братьям, но они вот так некрасиво сделали. Можно сказать, что они хотят мне карьеру сломать. Зачем было меня звать туда на пять лет, чтобы мне ничего не платить и на месте держать?

– С Геннадием Головкиным когда в последний раз разговаривали?

– Месяца два назад.

– В Америке?

– Нет. Я полгода как в Казахстане. Прилетел обратно после крайнего поединка.

– Ваш крайний оппонент – Пабло Сезар Кано. Вы могли ожидать, что в следующем же бою он станет чемпионом мира?

– Нет. Но когда мне все говорили, что Линарес его разнесет, я говорил, что не торопитесь, потому что Хорхе только недавно перешел из одной весовой в другую. Я знал, что Кано просто так не отдаст бой. В итоге получилось, что Кано нокаутировал Линареса.

– Насколько я помню, вы хотели реванш с Кано. Такое в контракте не прописывалось?

– После боя я сразу своей команде сказал, что хочу реванш. Они отвечали мне: зачем реванш, у него рана полгода будет заживать. Хотя сколько прошло, а он уже бой провел. Соответственно, перед этим два месяца готовился. Просто у них не было желания, не хотели свою работу делать, поэтому я решил уйти, и теперь вот так все получилось.

– До вас в Big Bear вместе с Головкиным долгое время Иса Акбербаев тренировался, какое-то время спустя он вернулся в Алматы. Теперь вы возвратились в Казахстан. Это как-то взаимосвязано?

– Это лучше у него спросить. Возможно, у него то же самое было.

– Получается, из казахстанцев помимо братьев Головкиных в Big Bear остался лишь Али Ахмедов. Какой бы ему совет дали?

– Али – очень хороший боксер. Когда он приехал в Big Bear, у него было 12 боев в профессионалах, но его первый же бой в Штатах был против боксера, у которого 12 поражений. Это самый низкорейтинговый соперник в его карьере. Далее после полугода тренировок он провел бой с соперником, который 14 раз проигрывал. Это же шаг назад. Теперь у него 37-летний оппонент, чья основная профессия – тренер. Я не знаю, если они (GGG Promotions) не хотят работать, зачем пацану ломать карьеру. А чтобы найти хорошего соперника, надо ему заплатить, а они не хотят платить.

– Вы считаете, что Али готов прямо сейчас драться с топами своего веса?

– Не прямо сейчас. Ну точно не с теми боксерами, с которыми он дрался. Боксер растет не во время тренировок, а во время боя. Если будут ставить таких соперников, то никакого развития не будет. А так Али может и топовых боксеров победить.

– Вы говорили, что у Санчеса все однообразно. В свое время по этой причине от него ушел Сергей Ковалев. Что можете сказать об Абеле как о тренере?

– Допустим, одному боксеру надо скорость развивать, у другого физика хромает, у третьего ноги слабые. Бокс – это индивидуальный вид спорта. В Big Bear мы одно и то же делали на физику все время. Вы спросите у меня день недели, и я вам скажу, какая там тренировка в это время. Как человек Абель хороший. И как тренер, возможно, тоже. Бывает, что он подходит одному боксеру, а другому нет. Возможно, Головкину Санчес подходит как тренер, а мне вот не подошел.

Возьмем последний мой бой, хороший ведь соперник у меня был. Перед этим поединком я в Big Bear тренировался ровно два месяца, но я ни разу лапы не бил. Это же несерьезно. Можно сказать, я боксировал на том багаже, который приобрел в Казахстане, выступая в любительском боксе. Элементарно после каждого боя надо просматривать видео поединка, находить ошибки, анализировать. А мы с Санчесом ни один бой не смотрели.

– Получается, у Головкина такой же тренировочный процесс?

– Геннадий туда готовым боксером приехал. Я не знаю, ему, может, подходит система тренировок Санчеса.

– Возможно, это связано с тем, что все его внимание приковано к Геннадию Головкину?

– Да, конечно, это тоже большую роль играет. Просто Абель Санчес мне несколько раз говорил, когда мне было 25 лет, что, мол, ты еще молодой, все у тебя впереди. Это же неправильно. Сейчас пик пройдет, и все. У кого-то он в 20 лет, у кого-то – в 30. Он же не знает, когда я буду в своей лучшей форме. Я и так пять лет прождал. Это же несерьезно. Лучше тогда вообще бросить бокс.

– То есть у вас уже реальные мысли об окончании карьеры?

– Ну я в форме, тренируюсь постоянно. Я в весе до 63 кг боксирую, а мой вес сейчас – 66 кг. Я могу спокойно за два дня вес сделать и боксировать. Но они (GGG Promotions) делают так, чтобы я завершил карьеру.

– Если все урегулируется, то у вас уже новая команда будет?

– Да, Иншаллах. Ну я ждал один год, второй, третий, четвертый, пятый пошел... С надеждой, что будет хороший, чемпионский бой.

– Получается, что вся проблема в этой бумажке?

– Да. Сам Головкин сколько не боксировал уже, за это время Канело успел провести один бой и скоро проведет второй. Мы же не можем тоже по полгода сидеть. Я за это время мог как минимум дважды отбоксировать. Взять того же Али Ахмедова, он тоже мог пару боев уже провести. А все потому, что Том Леффлер занят карьерой Головкина. А остальные боксеры у него уже на втором плане. Но и нас поймите, наше время ведь тоже уходит.

– С Максимом Головкиным не разговаривали? Он не сможет вам помочь?

– Он сказал, что его задачей было привезти меня. Дальше он ничего не решает. Все вопросы к Геннадию. Я ему звоню, а он даже телефон не берет. Не то что я, ему даже адвокаты звонят, а он им не отвечает.

 

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Теги: Головкин
Комментарии 1

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Kaizer
7 марта 10:00
всех деталей нам не узнать, но Мадиев если смотреть на его карьеру , то ему подбирали сильных бойцов от боя к бою. Его последний соперник Кано побил самого Хорхе Линареса! Руслан сам не смог победить Кано, значит он не был готов боксировать на таком уровне.
он должен хорошо был готовится к этому поединку.
все горазды говорить, что они готовы биться за титул, но Русалн сам не готов к этому!
Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.