Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
11 января

«Больше так не могу»

Журналист
«Больше так не могу»

Сегодня, 11 января, пятикратный финалист Australian Open Энди Маррей провел пресс-конференцию в Мельбурне для представителей СМИ, передает Prosports.kz. 

Когда 31-летний теннисист вышел к журналистам, стало ясно, что британец планирует завершать карьеру. Портал Sports.ru собрал самые важные момент конференции с переводом. 

Когда на первый вопрос – «Как вы себя чувствуете?» – он ответил: «Не очень», – несколько раз глубоко вздохнул, попытался ответить развернуто, заплакал и вышел из зала, можно было услышать звон разбивающихся сердец.

Он вернулся почти сразу и рассказал:

– Простите. Чувствую себя неважно. Уже давно пытаюсь от этого избавиться. Сильная боль продолжается уже месяцев 20. Я сделал уже все, что можно, чтобы привести бедро в порядок. Особо не помогло. Мне лучше, чем полгода назад, но даже при этом боль все равно сильная. Это тяжело.

– Здесь вы сыграете?

– Да, сыграю. Я могу играть, просто не на том уровне, на котором хочу. Да и дело не только в уровне. Боль слишком сильная. Я просто не хочу играть в таком режиме. Как я сказал, я все сделал, чтобы от нее избавиться. Ничего не помогло.

Где-то во второй половине декабря, во время предсезонной подготовки, я поговорил со своей командой и сказал им, что не могу так продолжать. Что мне нужен какой-то ориентир, какая-то конечная точка, потому что невозможно играть через боль, не имея понятия, когда это кончится.

Я чувствовал, что пора принять какое-то решение, и я сказал ребятам, что, наверное, могу поиграть до «Уимблдона», потому что именно там я хотел бы... (пауза, плачет) Там я хотел бы остановиться, закончить играть.

Но сейчас я уже не уверен, что смогу протянуть столько (плачет).

– Значит ли это, что это ваш последний турнир?

– (Плачет) Да, вероятность высока. Как я сказал, я не уверен, что смогу еще четыре-пять месяцев играть через боль. Есть вариант сделать еще одну операцию – более серьезную, эндопротезирование. Это позволит мне избавиться от боли в повседневной жизни, повысить ее качество.

Сейчас я всерьез об этом думаю. Некоторые спортсмены даже возвращались после этой операции к соревнованиям. Но никаких гарантий, конечно, нет. Ее делают не для того, чтобы вернуться в спорт, а чтобы жить нормально.

– То есть смысл операции не спортивный?

– Да, это для себя. Просто вы видите меня только бегающим по корту и ходящим по нему между розыгрышами. И понятно, что вам видно, что там я испытываю дискомфорт. Но есть еще разные бытовые вещи, которые тоже мне даются с трудом. Было бы здорово, если бы я мог безболезненно обуться, надеть носки – такого рода вещи.

Если я решу сделать эту операцию, я сделаю все, что необходимо, чтобы как следует после нее восстановиться и обеспечить себе оптимальное состояние бедра. При этом я смотрю на вещи реалистично и понимаю, что после нее вернуться в профессиональный спорт на высокий уровень очень сложно.

Такое бывало. Боб Брайан в прошлом году перенес такую операцию после «Уимблдона» и сейчас возвращается. Я с ним много об этом общался. Но нагрузки в одиночке и паре разные, так что гарантий ноль.

– Раз вы вернулись в Мельбурн, вы были у врача, который в прошлом году здесь вас оперировал? Можете сказать, что он сказал?

– Был у него вчера. У меня патологически повреждено правое бедро. Смысл прошлогодней операции был в том, чтобы попытаться его подлатать. Я играл через боль не один год. Бедро заболело у меня не после полуфинала «Ролан Гаррос»-2017 против Стэна – просто тот матч стал точкой невозврата: после него я уже не восстановился.

Операция должна была исправить ситуацию насколько это возможно. Боль после нее не уменьшилась, и все время с тех пор я борюсь с ней. Да, я ограничен в том, что делаю на корте и даже за его пределами, но это еще ладно. Я могу играть с физическими ограничениями – это не проблема. Что я не могу – это и иметь ограничения, и терпеть боль. Это отнимает у меня удовольствие от соревнований, от тренировок – от всего, что я люблю в теннисе.

– Вы упомянули Боба Брайана. Есть ли шанс, что вы станете парным игроком?

– Нет.

– Как вы психологически справлялись со всем, что описали сейчас?

– Полтора года я много говорил о своем бедре. Слишком много. Каждый день. Меня спрашивали не только люди, с которыми я работаю, а вообще все. С кем бы я ни встретился, я говорил только об этом.

Это было довольно утомительно. С психологами я тоже говорил – не часто, но несколько раз. Но это все не помогает от боли. Сколько ни говори, ты все равно не можешь заниматься тем, что любишь.

Точнее, я могу, но это больше не весело. В таком режиме это не приносит мне радости. Я старался с этим справиться, обсуждал это, говорил об этом. Но ничего из этого бедро не лечит, к сожалению. Если бы лечило, я бы сейчас чувствовал себя феноменально. Но нет.

Добавим, что на Australian Open Маррей стартует в понедельник или вторник матчем против чемпиона Дохи Роберто Баутиста-Агута.

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.