9 января 12:43

От пауэрлифтинга до триатлона. История Салтанат Казыбаевой

0
От пауэрлифтинга до триатлона. История Салтанат Казыбаевой

В копилке Салтанат Казыбаевой провальные выступления в пауэрлифтинге, преодоление страха воды в проливе Босфор и управление крупнейшим марафоном страны – «Алматы Марафон», где бегают десятки тысяч человек.

Летом 2018-го к спортивному послужному списку девушки добавился лучший среди соотечественниц результат в Ironman – одном из сложнейших спортивных состязаний в мире.

Салтанат Казыбаева: «На Ironman я поняла, что человеческие возможности безграничны»

- Как в вашей жизни изначально появился большой спорт?

- Мои коллеги по фитнес-клубу выступали на соревнованиях по пауэрлифтингу, и я пришла их поддержать. Среди участников были девушки, я смотрела на них и думала: «Надо же, какие девочки! С виду хрупкие, а поднимают такие веса. А я смогла бы так?» Этими мыслями я поделилась с персональным тренером, он поддержал меня, и мы начали готовиться к городским соревнованиям.

Если раньше я была просто в хорошей форме, то с пауэрлифтинга начались большие выступления. Первые оказались полным провалом – я ушла с соревнований с позором и с желанием больше никогда там не появляться. Но меня что-то зацепило, и я всё-таки решила упорнее готовиться и не бросать занятия. Потом я занимала призовые места на чемпионатах города, Казахстана, Азии. Но для того, чтобы прогрессировать в пауэрлифтинге, нужно увеличивать веса, и сделать это без приёма запрещенных фармакологических препаратов на тот момент мне казалось невозможным. Параллельно на работе шёл запуск школы триатлона. В ходе рабочих обсуждений тренер задал вопрос: «Ну а сама-то в триатлон когда?» Я отмахнулась: не умею плавать, на что мне сказали: «Ты приходи, мы научим». Спустя какое-то время я присоединилась. Первым стартом должна была стать половина дистанции Ironman в Казани. Но мы с тренером решили, что для этого нужна подготовка, и отправились на соревнования в Питер, которые стали для меня шоком.

- Что вас испугало?

- В Питере была совсем короткая спринт-дистанция – 750 метров заплыва, 20 километров езды и пять километров бега. Я была уверена в беге и велосипеде, но меня ждало плавание в открытом водоёме – вода грязная, мутная, в суматохе все вокруг бьют тебя руками и ногами. Я доплыла кое-как – брасом, на спине. После были состязания в Казани, и снова паника в открытой воде. Моё время было ужасным – целая вечность! Тогда я не осознавала всю тяжесть такой нагрузки. На финише я стала зарекаться: «Чтобы я ещё раз в триатлон!» Тренер стоял и смеялся, видимо, понимая, что назад пути нет (смеётся). Я вернулась из Казани и заболела, иммунитет упал до нуля. В какой-то момент даже думала бросить триатлон или ограничиться мелкими стартами.

- Что же заставило вас не бросить и всё-таки решиться переплыть Босфор?

- Я поставила себе чёткую задачу научиться плавать и каждый день на протяжении четырёх месяцев ходила на тренировки – нарабатывала гребки и ловила «чувство воды». Я понимала, что проплыть шесть с половиной километров – задача непростая. Нас вывезли на пароме в азиатскую часть Стамбула, мы прыгнули, преодолели первое течение, потом нужно было поймать второе, и при приближении к финишу надо было справиться с противоположным течением. 80% дистанции были комфортными, в середине пути вода стала очень холодной, но я справилась, сказав себе: «Используй ускорения, которые ты отрабатывала в бассейне». В итоге я показала неплохой результат и проплыла Босфор за один час 20 минут. Далее были половинки дистанции Ironman в Белеке и Астане.

- Как прошла гонка в родной стране?

- Гонка прошла отлично, своё время я улучшила на полчаса. Этот старт был подготовительным этапом на пути к полному Ironman. Были нюансы с водным этапом, погода в день старта ухудшилась, температура воды составляла 13 градусов, что привело к сокращению водного этапа. Конечно, для меня это было очередным испытанием. Утром в день старта я шла в транзитную зону с мыслью о том, что если этап не отменят, то участвовать не буду, хотя гидрокостюм на всякий случай захватила. В результате вода оказалась позволительно тёплой, но этап сократили до 750 метров, и я решила участвовать. Холодная вода снова стала для меня шоком.

- Куда делся опыт, который вы нарабатывали в предыдущих гонках?

- Это был какой-то психологический ступор – вода холодная, и стоило мне погрузить голову в воду, как дыхание сбивалось и начиналась паника. Я стала искать лодку, чтобы поднять руку и сняться с соревнований. Потом доплыла до одного буя, преодолев треть пути, и решила идти до конца. Из воды вышла одной из последних, друзья предупреждали: «Придётся выложиться на 100% на велосипеде: перед тобой много девчонок». Мне удалось наверстать время на велоэтапе и беге и выиграть соревнования, несмотря на провальный этап плавания. Наконец я испытала нереальные ощущения победителя, который сорвал финишную ленту. А потом я отправилась в Таллин.

- Для Казахстана девушка, посвящающая столько времени спорту, – явление необычное…

- Да, многие недоумевают, как так можно – плыть, ехать, потом бежать. Можно! На самом деле на Ironman я поняла, что человеческие возможности безграничны. Два года назад я думала, что предрасположенности к бегу в нужном темпе у меня нет и я просто не смогу развивать ту скорость, которая есть у меня сейчас. Здесь стираются и гендерные границы. Ironman становишься не тогда, когда его проходишь, а во время тренировок – это колоссальный труд, а гонка – твоя индивидуальная борьба. Ты говоришь и соревнуешься только с собой. Все эти победы, места и медали забываются, помнишь лишь свои ощущения.

 

Источник:Forbes.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
0

Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.

Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.