Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.

«Астана» показала–нужно работать по современным европейским стандартам»

Журналист
Теги: Трансферы
«Астана» показала–нужно работать по современным европейским стандартам»

Талгат Садыков раскрутил Григория Бабаяна на первое большое интервью в его жизни. Ранее перспективный казахстанский тренер старался избегать столь объемного общения с прессой. Prosports.kz представляет полную версию откровений перспективного казахстанского тренера.

«Мы давно знакомы с Григорием Бабаяном, и когда он принял бразды правления «Астаной», было приятно, что доверие оказано местному, плоть от плоти народа специалисту, пусть и с приставкой «временно исполняющий обязанности».

Набрав его номер на прошлой неделе, я попросил об интервью и услышал ответ: «Приеду на следующей неделе в Алматы, можно будет встретиться, хотя я и не сторонник интервью, но вам отказать не могу».

В понедельник на южную столицу обрушился снегопад. Встретившись с Григорием в одном из пятизвездочных отелей в центре города, мы услышали громкую музыку в фойе. Поинтересовавшись у персонала, почему играет музыка (переживали, что она создаст фон и помешает записи разговора на диктофон), услышали: «Посольство Армении устраивает прием, и у них там большая тусовка». Улыбнувшись, наставник столичного клуба произнес: «Там наверняка будет много моих родственников, надо спрятаться подальше». И вот, найдя место, где музыки было не слышно, мы приступили к разговору.

Мой собеседник настоял, чтобы я разделил с ним ужин и выпил чаю. И вот чай разлит по рюмкам, а читатели нашей газеты могут узнать, что из себя представляет Казахстанский Моуринью.

– Григорий Константинович, Астана решила поделиться с алматинцами зимой, и вы привезли ее к нам, получается?

– Да, наверняка, говорят, что вчера еще в Алматы было тепло и солнечно...

– Хотелось бы, чтобы вы вспомнили свои первые шаги в футболе и поведали, как происходило ваше превращение в тренера.

– Заниматься я начал у Игоря Матвеевича Романова на стадионе «Локомотив», с восьми лет и до пятнадцати тренировался у него. В пятнадцать защищал цвета юношеской сборной Казахстана. Мне нужно было поехать к моим близким в Германию. Отправился с отцом, а тренер сборной Сергей Квочкин попросил меня сохранять форму и держать себя в тонусе. Я озвучил просьбу в Германии, и мне сказали, что есть команда «Ульм», где мне можно будет позаниматься со своими сверстниками. Я был достаточно техничным футболистом, и после двух тренировок на меня вышли представители команды с предложением выступать за них и остаться в Германии лет до двадцати, пройдя с командой все возрастные ступени в системе клуба. Естественно, мы с отцом отказались, так как это было весьма неожиданно: я учился в школе, все друзья и родственники в Алматы. Но вернувшись домой и проанализировав все, решили ответить согласием. Так после окончания девятого класса я оказался в Германии. Главная команда выступала в Бундеслиге, ее тренировал Ральф Рангник (ныне – главный тренер «РБ Лейпциг». – Прим. авт.), а мы занимались в местной академии футбола. Там я провел время до двадцати одного года и вернулся в Алматы, где полгода провел в «Кайрате». Затем в 2002 году меня мой дядя Эдуард Гетенович Бабаян забрал в «Цесну». Перед нами поставили задачу – играя с молодыми ребятами, выйти в первую лигу, затем войти в высший дивизион. Под это дело пригласили опытных футболистов, и мы достигли поставленной задачи. После немецких полей наши стадионы – это просто катастрофа, и, к сожалению, ситуация во многих городах до сих пор не изменилась. Меня начали преследовать травмы. В том сезоне мы сохранили прописку в «вышке», потом в команду пришел Антон Йоор. Так как я свободно говорил по-немецки и беседовал с ним на его родном языке, он предложил мне помогать, и я переводил в процессе его общения с футболистами и постоянно находился рядом. Так начались мои первые шаги в новом для меня деле. Тогда же я получил очередную травму и, посоветовавшись с Йоором и дядей, решил сконцентрироваться на помощи главному тренеру. В то же время познакомился с Саяном Хамитжановым, который был руководителем ФК «Цесна», и стал понемногу переквалифицироваться. С тех пор работал помощником многих иностранных тренеров, у которых перенял очень многое.

– Получается, знание языка стало счастливым случаем?

– Это важно, но не самое главное. Мне кажется, что, получая образование в Германии, я понял очень многое в футбольной науке. Тем более, у Йоора не было помощника и он давал мне группу молодых футболистов, с которыми я проводил занятия сам. Необходимо было донести мысль тренера, а я получал свой первый опыт. Совет же вплотную заняться новой деятельностью дал Йоор, увидевший во мне какие-то способности.

– То есть мечты стать тренером не было до слов Йоора?

– Вообще об этом не думал, мечтал стать футболистом и играть, играть, играть. Если бы не травмы, то кто знает, как бы сложилось. Уже к 25 годам я решил для себя, что буду учиться и стану тренером. Посещал много различных курсов, за свой счет ездил на семинары и стажировки. Поработал в Федерации футбола Казахстана помощником тренера национальной сборной, что также стало очень ценным опытом. Прошел очень хорошую школу, взяв много лучшего, стараясь отбросить лишнее. На данный момент не считаю, что уже знаю все, мне еще нужно многому учиться и развиваться. В меня поверили люди, я старался оправдывать доверие полноценной работой, постоянно занимаясь самообразованием. Наверное, благодаря всем, верившим в меня, я сегодня работаю в «Астане» – большом казахстанском клубе. Это огромная ответственность, но в то же время и большой опыт для меня. Вместе с тем есть большое давление в плане ожиданий футбольной общественности страны и столицы. Я и футболистам всегда говорю: «Астана» – это большой клуб, который должен побеждать в каждой игре. Допустим, другой клуб может позволить себе выиграть одну, а потом проиграть две встречи. «Астана» же не может. Здесь должны работать футболисты, способные выдерживать давление и давать результат. Нужно самим искать и находить мотивацию, я не должен их постоянно подстегивать и подгонять. Надо развиваться и расти вместе с командой, в противном случае, если ты не в состоянии найти в себе силы, мотивировать себя, настраиваться на каждую игру, твое место за пределами команды. Ты не будешь расти и приносить пользу – вот кредо, известное каждому игроку «Астаны». Аналогичные требования и к тренеру: проиграй мы пару игр, то и меня никто долго держать не будет. Если мы хотим тренировать большие клубы, а мы все этого хотим, то нужно ежедневно и ежечасно соответствовать высочайшим критериям.

– Начиная со времени нашего вступления в УЕФА тренеры всех уровней испытывают повышенное внимание. Мы хотим видеть успехи отечественных специалистов и ревностно относимся к приглашению иностранцев. Вам удалось поработать с рядом из них, кто самый крутой, на ваш взгляд?

– Сложно говорить о ком-то одном. Например, возьмем Арно Пайперса. Он сумел создать такую атмосферу, которая заводила ребят. Тогда в сборной были опытные и авторитетные футболисты, как Самат Смаков, Андрей Карпович, Руслан Балтиев, Давид Лория, Дмитрий Бяков. Все они находились на пике своей карьеры. Пайперс же сумел всех объединить и работать над общей задачей. Юрий Красножан, например, очень сильный тактик и стратег. Возьмем Мирослава Беранека. Он тоже тонко понимал футболистов, был отличным психологом и находил струнки в душе каждого игрока. При нем, я считаю, команда неплохо играла. Станимир Стоилов своей работой и результатом, которого достиг с клубом, дал ребятам уверенность. Они поверили, что можно играть с любым соперником в Европе. Каждый привносил что-то свое, и выделить по вашему показателю кого-то одного я не могу. У всех есть сильные качества, и каждый оставил свой большой след. Также важно оказаться в нужном месте рядом с нужными людьми, правильно понимающими свою роль, добросовестно относящимися к обязанностям и верящими в тебя. Помимо этого, такие люди понимают, что если приходится достигать больших целей, то и соответствовать им нужно на сто процентов. Я хотел бы заострить внимание на личности нашего руководителя Саяна Хамитжанова. Не многие понимают и знают, какой большой вклад он вносит в успехи коман­ды. К ней и тренерам повышенные требования. То есть ФК «Астана» получает все, что необходимо, именно благодаря работе Саяна Жаксыгельдиевича, ведь в футболе мелочей не бывает, и он отдает себе в этом отчет. Нам нужны суперотели, суперперелеты, суперпроживание, медицинское обслуживание топ-уровня, идеальные условия для тренировок, и мы все это получаем в полном объеме. Если человек, руководящий командой, этого не понимает, то никогда не будет прогресса. В нашем же случае только стоит сказать, нужно то или это, и мы получаем требуемое. Но взамен мы выкладываемся и даем результат, обозначенный руководством клуба. У нас хорошая селекция, и решение по кандидатам мы принимаем совместно. Кто-то находит футболиста на определенную позицию, мы смотрим его игры, выбираем лучшего, а ведь возникают естественные сложности финансового характера и тому подобное. Допустим, тренерскому штабу понравился игрок, и начинается огромная работа. Есть агенты, интересы клубов, в которых выступает заинтересовавший футболист, поэтому я и говорю, что профессионализм и погружение в работу нашего босса заслуживают уважения, и в ответ все мы стараемся отплатить той же монетой.

– Вы сказали о роли Пайперса, создавшего хороший микроклимат в сборной. Трудно ему было найти подход к лучшим футболистам страны?

– Да, были сложные личности, тот же Дима Бяков. Но Пайперс мог наладить контакт и подвести способности каждого к общему знаменателю, дающему результат. В этом была одна из сильных его сторон. Голландец мог где-то простить ошибки, но также мог и надавить, невзирая на статус личности, подобрать правильные слова. Главное, что Пайперс был открытым и честным человеком. Я не хочу сказать, что он слабый тактик, но главное его качество – умение найти подход к каждому футболисту, а в те годы сделать это было нелегко. И сегодня у нас в сборной собраны игроки очень высокого уровня, считаю, при правильном подходе у них есть большое будущее.

– Помнится, Леонид Пахомов как-то сказал про Олега Литвиненко: «Олег уникальный футболист, и я закрываю глаза на его слабости в быту. Он попросил поверить в него и дать шанс выйти на поле со словами: «Свой гол я обязательно забью...» Есть какие-то воспоминания о том, как Литва заставлял голами верить в себя?

– Литвиненко, царствие ему небесное, – уникальный случай в нашем футболе. Он играл у нас в «Алма-Ате». Был такой эпизод: Олег пропал на неделю, вообще никто не мог его найти. Появляется в команде за два дня до игры с «Актобе». Говорит, не переживайте, дайте выйти на поле, я сделаю результат. И он забил три мяча, принеся победу. В сборной Пайперса что-то такое было и у Димы Бякова, но не в таком масштабе. Он был вполне управляемым человеком, у него была сумасшедшая слава в народе. На него неправильно повлияли находившиеся рядом люди, постоянно приглашали в рестораны, а он не хотел обижать их отказом. Он забивал сумасшедшие голы. Помню его в «Кайрате», когда он, получив пас, единолично решал судьбу матча. У него был очень богатый потенциал, он мог бы играть до сих пор. Он обладал отменными лидерскими качествами, мог «напихать» любому футболисту, раньше это было модно и необходимо от лидеров, способных завести одноклубников, достичь нужной цели и результата. Тогда это было нужно, сейчас времена меняются, и молодежь требует другого подхода. Это была своего рода дедовщина, но Бяков мог высказать и ветерану, если тот не справлялся с возложенной работой. Таким же был Самат Смаков, они принадлежали к поколению духовитых игроков, к которым прислушивались и тренеры, и партнеры.

– Если говорить о разнице между футболистами двадцатилетней давности и сегодняшними, то в чем она выражается?

– Наверное, первое, что ввели и привили нам иностранные специалисты, начиная от Йоора и Пайперса – это строжайшая дисциплина и организация. Это не могло не повлиять на молодых. Они росли с этим, следовали рекомендациям. Трудно было влиять на сформировавшихся игроков, но им приходилось учитывать правила игры. Если раньше, как правило, была традиция собираться после каждой игры и выпивать, то сейчас такого практически нет. Ничего страшного, если команда отметила после победы успех ужином в ресторане с бокалом вина или кружкой пива. Но застолий до утра, а потом прийти разобранным на утреннюю тренировку – такое отсутствует, ну, или встречается весьма редко. На сто процентов уверен, что молодое поколение более дисциплинированно. Они очень набожные люди, готовы меняться вместе с миром. Смотрите, много людей сегодня занимаются своим здоровьем, посещая фитнесс-клубы. У кого нет денег, занимаются элементарным бегом, отказываются от вредных привычек, катаются на велосипедах, участвуют в соревнованиях для любителей спорта. Все, как на Западе. Там это было всегда, они уделяют больше внимания здоровому питанию и режиму. Когда я в пятнадцать лет пришел в немецкий спортклуб, то, честно говоря, был поражен, увидев пожилых людей, которые поднимают штангу с весом, недоступным для меня. Это говорит о том, что они всю жизнь занимаются спортом. Ну, и западный подход вызывает уважение. Попав в Германию, я столкнулся с неведомой для нас вещью: перед каждой тренировкой у меня брали кровь из мочки уха. То есть пока тренеры не увидели мои показатели, то не допускали до тренировок. Такого до сих пор нет в Казахстане, а прошло уже больше двадцати лет. К сожалению, пока наша медицина отстает от европейской.

– Сегодня мы получили поколение футболистов-профессионалов?

– Если говорить об «Астане», то процентов 95 – это профи. Но всегда найдутся два-три человека, которых нужно направлять, подсказывать. Или это касается ребят, впервые начавших работать с нами. Если они не готовы принять наш ритм, требования, то нам не по пути. Если же гармонично вливаются и принимают наш стиль жизни, то мы готовы принять их в свою семью. Но приходится сталкиваться с тем, что, попав из маленькой команды в большой клуб, они думают, что заслужили лучшего, но не отдают силы до конца. К сожалению, такое встречается нередко. Я говорю о снижении требовательности к себе: сначала он выпадает из состава, а потом вернуться в основу бывает очень трудно, практически невозможно. С каждым футболистом я разговариваю перед началом сезона, с теми, кто впервые попадает в «Астану», не важно, из Казахстана он или из-за границы. Говорю: ты пришел из своей команды, но мы верим в тебя и выдвигаем условия. Постарайся им соответствовать. Относиться надо серьезно, не думай, что у нас слабый уровень. Ты не первый и не последний, кто может стать своим или получить разрыв контракта. Если снизить к себе требования, то выйти на прежний уровень бывает тяжело, и с такими футболистами мы расстаемся. Отношу к сильным легионерам тех, кто играет не две-три встречи на стабильном уровне, а на протяжении двух-трех сезонов. Вот это сильные легионеры. Аничич, например, Маевский второй год держится на высоком уровне. Небольшие спады бывают у всех, но если после одной игры его не видно в двух матчах, то какими бы качествами футболист ни обладал, мы прощаемся с ним. Я предпочту того, кто не демонстрирует ярко отдельные качества, но играет на хорошем уровне очень долго.

– А назвать кого-нибудь могли бы, кто из-за рубежа приехал, но снизил требования и вы с ним расстались?

– Не хочу называть всех имен, но, поверьте, такие игроки были. Одним из них был македонский игрок Агим Ибраими. Довольно хороший футболист, но он не понимал, куда попал, и снизил к себе требования, считал, что должен гарантированно получать место в основном составе, несмотря на то, что не отрабатывал на тренировках. Мы терпели, вместе со Станимиром постоянно разговаривали с ним, но все без толку. В какой-то момент он понял, что нужно меняться, но было поздно. Когда организм не работал несколько месяцев на высоком уровне, то вернуться в строй проблематично. У нас бешеная конкуренция. Вылетел из состава, а обратно вернуться очень сложно. Да, если случилась травма, то мы даем этому игроку больше времени, стараемся предоставить ему шанс вернуться в состав, смотрим его кондиции в матчах. Однако в иных случаях мы расстаемся без сожалений. «Астана» не такой клуб, который будет терпеть к себе прохладное отношение, и мы никого не собираемся уговаривать.

– В межсезонье последнее слово остается за главным тренером, когда вы приглашаете нового футболиста?

– Получается так: вот заканчивается сезон, мы готовим руководству, селекционной группе информацию о тех позициях, на которых хотим видеть усиление. Селекционеры во главе с президентом клуба занимаются поиском. Находят несколько кандидатов и показывают их нам. Мы останавливаем внимание на одном из них, и начинается дальнейшая работа. Президент ведет определенную работу, но может получиться так, что не удается договориться. Тогда возникает кандидат номер два. То есть первый был в топе наших ориентиров. Второй чуть хуже, но мы вынуждены акцентировать внимание на нем, потому что не срослось с первым. И выстроено это и работает по обозначенной схеме.

Летом «Астана» подписала участника чемпионата мира-2018 в составе сборной Сербии Антонио Рукавину

Летом «Астана» подписала участника чемпионата мира-2018 в составе сборной Сербии Антонио Рукавину

– А сеть закидываете на весь мир или только Европа и ближнее зарубежье?

– Серьезные люди занимаются поиском чуть ли не по всему миру и предлагают, грубо говоря, только качественный товар. Было дело, по условиям фэйр-плей могли брать только бесплатных футболистов, и было тяжело договариваться с ними. Но после того, как мы пару лет пошумели в Европе, «Астану» стали уважать и переговоры вести стало чуть полегче. Дополню, привезти игрока высокого уровня – адский труд и кропотливая работа множества людей. Сумасшедшие усилия приходится прилагать, чтобы найти и получить устроившего нас футболиста. Если из пяти один не подошел, а четверо гармонично влились в коллектив – это хорошая работа клуба. Особенно непросто бывает зимой, как в минувшем сезоне. Мы хотели получить игроков, а у нас были финансовые сложности, и пришлось отложить подписание контракта до лета. 15 мая сезон в Европе заканчивается, и игроки ждут до осени выгодных предложений, не тренируются пару месяцев. Но у нас сезон в разгаре, параллельно идет подготовка к Лиге чемпионов, а они приходят в разобранном состоянии, хотя играть надо именно сейчас. Вот в этом большая проблема. Поэтому принципиально важно брать новичков именно зимой, чтобы в межсезонье они прошли с нами полноценные сборы, прониклись духом «Астаны», атмосферой в команде, узнали наши требования, притерлись к коллективу.

– А в предстоящем межсезонье какие-то позиции планируете укрепить?

– Сейчас у нас достаточно сбалансированная команда, и на 95 процентов у всех игроков действующие контракты. Позиции легионеров заняты, и говорить о том, что нам нужен кто-то, тяжело. Во-первых, мы еще играем еврокубковый сезон. Впереди матч с киевским «Динамо», и дай Бог, чтобы мы его выиграли. Мы ведь хотим пройти дальше. 13 декабря матч во Франции. При удачном стечении обстоятельств в феврале можем сыграть в плей-офф Лиги Европы. Брать кого-то в этот период проблематично, нужно время для адаптации. Поэтому рассчитываем на тех, кто есть, в принципе у нас сбалансированный состав, который позволяет решать задачи.

– После матча в Киеве хотел задать такой вопрос: выход Ромы Муртазаева на замену был спонтанным, сыграло ваше чутье или эта замена планировалась до игры?

– Перед каждой игрой я расписываю позиции, кого я выпущу конкретно, когда заменю того или иного футболиста. Скажу честно, ни в одной игре не получилось так, как я планировал на бумаге. Потому что исходишь уже из развития событий на поле. Где-то действуешь на интуиции, советуешься с помощниками, при этом не всегда получается угадать. Рому я выпустил, потому что он всю неделю хорошо работал. Я планировал дать ему шанс, но не знал, в какой отрезок времени это произойдет и на какую позицию он выйдет. Сначала я хотел поменять одного футболиста...

– Кого?

– Не важно (смеется). Но все-таки сделал выбор, поменял того футболиста, которого нужно было менять, и, слава Богу, Рома забил и оправдал доверие, сравняв счет под занавес встречи. (Муртазаев на 88-й минуте заменил Марина Томасова и забил гол на пятой компенсированной минуте. Счет матча 2:2. – Прим. авт.). Для нас это была важная ничья, мы поверили в свои силы и обрели психологическую уверенность. А ведь у нас были проблемы с физическими кондициями, потому что была форсирована подготовка. Весной у нас было порядка тринадцати-четырнадцати травм, это кошмарный сон любого тренера, а мы столкнулись с этим наяву. Таких проблем раньше не было, но мы смогли наверстать упущенное и закрепились в еврокубках. Тот же Юра Логвиненко испытал большие проблемы из-за постоянных травм. Нужно было большой группе игроков догонять команду, и это тянулось до июля. Только потом можно было говорить, что команда более-менее готова решать задачи.

– Роман Григорчук – тренер?

– Да. Он сильный тактик и стратег. Он педагог, любит теорию. Да, не каждому нравится слушать сорок пять минут теоретические расклады, но Роман Иосифович говорил всегда правильные вещи. Получилось так, как получилось, по семейным обстоятельствам он уехал на родину, но может вернуться.

– А были шансы, выйдя в прошлом году в плей-офф Лиги Европы, пройти «Спортинг», как думаете по прошествии времени?

– Шансы были, но была большая проблема, с которой мы столкнулись. Мы завершили сезон 8 декабря в групповой стадии и закончили сезон. Месяц не работали и начали подготовку в Дубае 12 января. Нужно было заложить функционал, чтобы быть готовым к старту, но отсутствие игрового тонуса сыграло свою роль. В Европе чемпионаты в разгаре, а мы после отпуска должны выходить на очень высокий уровень. Дома проиграли по глупости, пенальти плюс удаление, но в гостях сыграли вничью – 3:3. То, что мы оказались в 1/16 финала, – это такое достижение, о котором мы мечтать не могли. На эту стадию не попадают команды с опытом, побогаче нас и укомплектованные звездными футболистами, а мы вышли в плей-офф. Когда, не дай Бог, будет время, что мы не попадем в плей-офф, то все оценят то наше достижение прошлого сезона. Это другой мир – Лига чемпионов и групповая стадия Лиги Европы! Ты себя чувствуешь суперфутболистом. Если мы играем в девять вечера по времени Астаны, то нас транслируют на весь мир, и это первый матч среди встреч в данный игровой день. Это сумасшедшая площадка для игроков, благодаря этому мы продали Твумаси и Максимовича. Когда такое было? Надеюсь, что и другие казахстанские мастера когда-нибудь на себе испытают пережитые нами эмоции и осознают высочайший накал страстей и уровень стадии игры на выбывание в еврокубках. Потенциал-то есть, нам не хватает европейского менталитета, спокойствия, стабильности, культуры. Мы хотим, чтобы наши ребята были уверенными в себе, а все это приходит с подобными матчами. Как-то Юрий Красножан сказал мне такие слова: «Запомни, есть опыт положительный и есть опыт отрицательный, очень важен положительный опыт».

Я теперь понимаю, насколько важно иметь положительный опыт, когда ты выигрываешь и начинаешь понимать, что играешь на равных с сильными командами. Ты уже начинаешь реально осознавать, что здесь, на «Астана-Арене», очки у нас не заберет никто. Здесь будет команда, мощная организация игры, дисциплина. Мы будем играть до последнего, и не важно, «Ренн», «Яблонец»,  «Динамо» выйдет против нас или мадридский «Атлетико». Дорогого стоит то, что футболисты поняли: они могут играть на равных с такими сильными соперниками. Такой опыт не купишь, жаль, что он есть только у «Астаны» и его нет у «Кайрата», «Тобола», «Ордабасы», «Иртыша»... Было бы намного интересней играть в чемпионате, он бы развивался очень продуктивно, и много футболистов обрели бы уверенность в себе. Надеюсь, нас ждет это в ближайшем будущем.

– А была возможность оставить Твумаси в команде и того же Максимовича?

– По Максимовичу было понятно, что он игрок высокого уровня. До приема мяча оценивает правильно ситуацию, головой крутит во все стороны, отмечая позиции одноклубников. Такой европейский футболист хорошего уровня, готовый уехать в топ-чемпионат, и мы понимали, что не сможем его удержать. Твумаси же обладает скоростью и хорошим ударом. Мы могли его удержать, но его супруга хотела жить в Европе, поэтому никто не стал препятствовать. Он мыслями был там, а если кто-то не хочет здесь играть, то его не заставишь.

– Вырученная сумма удовлетворила руководство клуба?

– Это вопрос к руководству, но то, что мы продали игрока в Испанию, говорит о многом. Они и еще Кабананга, думаю, были проданы за хорошие деньги.

– Чего нам ждать от предстоящей игры с «Динамо»? Преимущество искусственного газона – важный фактор?

– К нам приезжали топ-команды. Тренеры «Атлетико» и «Бенфики» ни слова не сказали о проблемах их команд с газоном, то же самое и представители «Ренна» не высказали никаких претензий. На нем можно играть в какой хочешь футбол. То есть нельзя говорить, что у кого-то возникает преимущество из-за поля. Сегодняшний газон – это топ. Мяч катится ровно, и футболисты без каких-то ограничений из-за качества поля могут выкладываться по максимуму. У всех настрой и мотивация выложиться на сто процентов. Недооценки «Астаны» уже никто не допускает, как можно было заметить раньше, сегодня с нами считаются, видят реальную силу. Мы стабильно четвертый год выступаем в групповых стадиях еврокубков, поэтому и отношение к нам соответствующее. Все понимают, что «Астана» – серьезный соперник, у нас замечательный стадион. Если два года назад газон был не самого последнего поколения, то сегодня он просто отличный.

– Ну и аншлаг на трибунах также является хорошим дополнением к антуражу...

– У нас отличная обстановка на матчах европейских турниров. Таким командам, как «Яблонец», а это очень сильный клуб, также приятно окунуться в подобную атмосферу. Там все игроки голодны до успехов, хотят проявить себя и попасть на заметку топ-клубов, показать себя. У них первый опыт выступления в групповой стадии, и на глазах тридцати тысяч болельщиков им также приятно выступать. У них маленький стадион, шесть тысяч мест, и им также нужно пройти свой путь. У нас сумасшедшая поддержка трибун, и очень легко потерять голову, когда за тебя болеет такое огромное количество зрителей. Если мы атакуем, то я всегда призываю игроков сохранять баланс сил у своих ворот, чтобы не нарваться на контратаку. Потому что, когда игроку передается атмосфера стадиона, то можно сломя голову понестись в чужую штрафную, потерять контроль, открыться и пропустить самим. А на подобном уровне за любую ошибку расплата приходит мгновенно. Пытаешься через ближайших игроков донести до команды, чтобы не оголяли тыл и не бежали все вперед в надежде отблагодарить зрителей еще одним забитым мячом. Им говоришь: ребята, сзади должно быть четыре-пять футболистов, чтобы в случае потери мяча суметь справиться с форвардами соперника. В общем, сложно при скоплении народа не потерять голову, и нужны думающие игроки, сохраняющие свежую голову, не поддающиеся эмоциям.

– Во встрече с Киевом сами рассчитываете на победу?

– Надеемся на очки. Есть сложности, чемпионат закончился. Нет игрового тонуса. Сейчас пятнадцать человек играют за разные сборные, но мы не играем вместе. Сейчас нужно искать спарринг-партнеров, но с кем играть «товарняки»? Если с дублем, то он не окажет нужного сопротивления. Пока вариантов нет, и нужно каким-то образом привести игроков в боеспособное состояние. Даже по цифровым показателям уровень матчей чемпионата отличается от еврокубковых поединков. В Казахстане стоит оказать давление на соперника, и он сам отдает нам мяч. Ну, «Кайрат» только, может, еще две-три команды способны дать бой, и все.

– Но у вас все-таки были проблемы, четыре поражения в чемпионате.

– Да, постараюсь объяснить, почему это произошло. Имея колоссальное преимущество во встрече с «Шахтером», пропустили. Там поляна ужасная, имели столько моментов, но пропустили мяч. В Уральске случился форс-мажор. У нас отменили самолет, и мы прилетели туда в день игры в шесть утра. Футболисты не выспались, тяжелые, неотдохнувшие вышли на матч. Физическое состояние было плохим, мы легко отделались, уступив «Акжайыку» всего лишь 0:3 (смеется). Но, несмотря на все обстоятельства, во всех поражениях виноват тренер, так что вина за эти матчи полностью лежит на мне.

– Вы не раз упомянули о разнице между качеством газонов в Алматы и Астане и в других городах.

– Больная тема. За пятнадцать лет ничего не поменялось в данном вопросе. Я разговариваю со всеми тренерами, директорами команд. Говорю им: послушайте, ну почему вы не постелите искусственный газон, это же не трудно и не так затратно? Нет, говорят они, мы справимся с натуральным. Хорошие поля натуральные есть в Алматы, Шымкенте, ну и в Таразе. Но если в Алматы поле задействовано один, максимум два раза в неделю, то в других городах не так. В Алматы «Кайрат» тренируется на базе, а не везде есть возможность разделить тренировочный процесс и участие в матче тура. Атырау, Актобе, Кызылорда, у которых всегда было одно поле. Ты должен на нем играть и тренироваться два раза в день. Все, поле убивается напрочь. В марте, апреле, мае в этих городах непростые климатические условия. Потом нужно приводить их в порядок. Выход только один – искусственные поля с подогревом, и ни у кого не будет проблем, играй в свое удовольствие. Сегодня есть разделение в данном вопросе, есть поля для жарких регионов, а есть для холодных. Зависит от крошки, наполнителя газонов. Есть такая крошка, что не нагревается. На юге еще можно сохранить натуральный газон, но и уход необходим профессиональный. Если не тренироваться, то для игр сохранить можно, но ведь не везде условия, как у «Кайрата». Поэтому выход только такой – искусственные поля и подогрев. Сразу же одной проблемой в казахстанском футболе станет меньше. Почему это не решается? Что там за проблемы у клубов с хорошими бюджетами, что они не в состоянии построить одно поле? Март, апрель мы играем в школах каких-то, гимназиях, за городом, непонятно где. Я еще не говорю о раздевалках, условиях для болельщиков! И как ребят мотивировать выкладываться на все сто? Сначала мы играем в Киеве, Мадриде на топ-арене, а через три дня в какой-нибудь школе, на постеленном на бетон газоне. Это ненормально. Футболисты боятся получить травмы, и не будут слушать меня. Прошу через вашу газету всех причастных людей, тренеров, специалистов: сделайте нормальные поля. Это простой выход для нашего футбола и крик души. Это не так дорого, как кажется, тем более, средства в основном ведь бюджетные, и акимы сами скажут вам потом спасибо. А народ тем более будет благодарен.

– Помните, несколько лет назад и федерация пыталась продвинуть идею строительства манежей...

– Конечно, помню. Для Костаная, Актобе, Караганды, Петропавловска или Павлодара это вообще оптимальное решение. Когда мы узнали, где будем играть в Караганде, то отправили туда дублирующий состав. Нас ждала игра с «Кайратом», потом был «Яблонец», и мы не стали рисковать здоровьем игроков. Почему мы думаем об этом, а не руководство команд, принимающих нас на «огородах»? Нужно ужесточение регламента. Сказать: играйте, где хотите, но мы не разрешаем проводить матчи на таком поле. Сразу же найдут и деньги и создадут приемлемые условия. Каждый год «Окжетпес», «Шахтер» март-апрель тренируются на «Астана-Арене». Но ведь можно дать им полгода для исправления ситуации? Почему об этом должен беспокоиться я? Неужели за пятнадцать лет не додумались сами? 

Если вы помните, был скандал в Атырау, мы отказались играть на их поле. Легионеры говорят мне: коуч, сорри, как играть здесь? Ведь на том газоне не то что играть, ходить опасно, рискуешь повредить здоровье.

– На что еще обращают внимание легионеры по приезде в Казахстан, кроме полей?

– Все они говорят одно: условия «Астаны» и «Кайрата» – топ. А куда-нибудь выедешь – кошмар просто. Такое ощущение у них складывается, что сначала ты играл в высшей лиге, а следующий матч – в третьей. Было дело, даже нам приходилось переодеваться перед матчем в спортзале, а рядом, там же, идет тренировка гимнасток. Мы переодеваемся на глазах посторонних людей!

Надеюсь, федерация внесет какой-нибудь пункт, и мы уже решим раз и навсегда проблемы условий. Знаю, что в Кызылорде, Караганде, Костанае появились наметки сдвинуть дело с мертвой точки, и жду, что там все будет по-другому. Вон, «Иртыш» постелил газон, и теперь там можно играть без боязни. Игроки будут раскрепощены, атмосфера на трибунах улучшится, дайте хорошую картинку для трансляции, и уже наш футбол станет совсем другим.

– Есть план того, как заполнить время до следующей игры с «Динамо» в Лиге Европы?

– Да, конечно. Все расписано уже до 13 декабря.

– А чем зимой заниматься будете, если выйдете из группы?

– Мы спортсмены – люди суеверные. Решим задачу попадания в плей-офф, будем думать, планировать дальше. В голове есть определенные наметки, но заранее говорить о них нельзя. Да, будем корректировать с учетом прошлогоднего опыта, но все будет потом. 13-го играем с «Ренном» на выезде, завершаем групповую стадию, а потом будем исходить из результата.

– За французами, наверное, следите пристально?

– Да, смотрю все матчи с их участием в чемпионате Франции. У них есть очень хорошие футболисты. Но есть и то, что мы постараемся использовать. Шансы против них у нас имеются, но расслабляться нельзя ни в коем случае, потому что футбол этого не прощает. Малейшая недоработка – получи и распишись в поражении. В классе мы уступаем тому же «Ренну» или «Динамо», а берем дисциплиной, высокой организацией, самоотдачей. Если все будут настроены, то проблем не будет. Один выключится, сразу же накажут, тем более в Европе.

– Ясное дело, что в вашей команде есть лидеры, способные повести за собой парнеров, а кто таким является в быту, за пределами стадиона?

– Как раньше, лидеров уровня Смакова или Бякова я назвать не могу. У нас есть команда. Да, присутствуют авторитеты, поигравшие на высоком уровне за границей, способные сказать, подсказать более молодым, но явного, чтобы зашел в раздевалку, начал шуметь, наезжать, нет. Да и сами молодые сегодня умеют слушать, им можно без всякого унижения и проявления дедовщины все спокойно объяснить, они поймут. Мы стараемся, чтобы с каждым годом профессионалов становилось больше.

– То есть совместных походов в кино или ресторан, или на природу нет?

– Раньше мы собирались часто, но в последнее время такого нет. Если свадьба, рождение ребенка, тогда можем собраться. Последний раз были на банкете по поводу чемпионства. Небольшой скромный банкет был в Астане, для узкого круга лиц, футболисты пришли с женами. Вот и все, если говорить о семейных праздниках. Вспоминая сезон, отмечу важность встречи с «Кайратом» перед матчем против команды «Яблонец». Он придал нам тонус, алматинцы оказали хорошее сопротивление европейского качества, важно было после всех банкетов войти в форму. Мы выиграли 3:2, но не все у нас получалось, было много ошибок тактического характера, два пропущенных гола, проблемы с дисциплиной на поле. Связываю это с тем, что мы позволили себе много погулять, отмечая чемпионство.

– Какие-то бонусы есть за очередной титул?

– Оговаривается все заранее при подписании контракта.

– А премиальные за голы?

– Нет, премиальные есть только за победу, в противном случае никто бы не отдавал голевых передач, каждый стремился бы забивать единолично (смеется).

– Есть такие игроки, которые жадничают и им приходится напоминать, что необходимо отдавать пас открытому партнеру?

– У каждого есть и плюсы, и минусы. При анализе сыгранных матчей обязательно указываем всем на ошибки во время видеопросмотров, доносим свои идеи. В каждой игре нужно на них указывать, чтобы не повторять ошибок потом. Оцениваем показатели технико-тактических действий. При рассмотрении матчей ближайших соперников указываем на их сильные и слабые действия, чтобы можно было безболезненно их нейтрализовать. Подобная работа ведется чуть ли не каждодневно.

– Понятно. Значит, с «Ренном» в гостях пободаться можно?

– Мы не думаем о нем, готовимся к игре против «Динамо». Смотрел их последнюю игру, они прибавили, все линии сбалансированы, есть талантливые молодые футболисты. Будет сложно, но мы постараемся подготовиться и хорошо сделать свою работу.

– Чем интересовались на пресс-конференции киевские журналисты?

– Они интересовались нашей подготовкой, отношением к команде их города, в основном чисто спортивные, футбольные вопросы. Никаких провокационных или неудобных.

– Если говорить о нашем чемпионате, то три круга – это нормально?

– Да, количество игр оптимальное в наших условиях.

– А что думаете о расширении премьер-лиги?

– Мы для двенадцати команд не можем найти качественных футболистов, страдать будет чемпионат, и качество снизится. Слышал о том, чтобы изменить количество легионеров, чтобы больше выходило казахстанских футболистов, но все это мы уже проходили, и нам не помогло. Сегодня шесть в поле и восемь в заявке – это нормально. Рядом с легионерами будут расти местные ребята, и не стоит сегодня что-то менять кардинально. Хороший шанс для роста – выход в групповые стадии еврокубков.

– Скоро матч сборной, чтобы обратить внимание на наших футболистов. Станимир Стоилов как-то контактирует с вами?

– Мы на связи с ним постоянно, он интересуется состоянием «сборников», периодически встречаемся, отношения – супер.

– Консультируетесь по поводу дел «Астаны», каких-то советов, может, просите?

– Нет. Он же ушел из команды и не видит ситуацию внутри клуба. У него огромный опыт, и я могу после игры поинтересоваться его мнением по конкретному матчу, но не более того. Он дает оценку, говорит, что понравилось или нет. Стоилов тренер сборной, и мы часто обсуждаем с ним проблемы казахстанского футбола, он также хочет видеть рост и развитие наших ребят. Обмен мнениями идет постоянно, но без вмешательства в доверенные каждому из нас дела. Станимир делает ставку на игроков, получивших опыт выступления в еврокубках. Есть кайратовцы – Исламхан, Куат, Жуков. И Станимир также хочет, чтобы список не ограничивался только ими.

Для него важен вопрос организации не только игры. У него высокие требования и понимание, что мелочей в футболе не бывает. Он поднял планку, и вместе с ним клуб сделал большой шаг, чтобы «Астану» зауважали в Европе. У казахстанских футболистов есть большой потенциал, но необходимо все делать правильно, чтобы раскрывать их истинные возможности, это важно для развития футбола в целом. Для результата может не хватить 100 процентов, необходимо отдавать 110-120. Только при этом условии команда будет расти и развиваться. Если есть два-три футболиста, не дорабатывающие и использующие всего семьдесят процентов своих возможностей, то нам не по пути. Если в клубе работают люди, желающие сэкономить на важных мелочах, то и тогда не будет развития. Относится это и к менеджерам-управленцам в каждом клубе. От них многое зависит. Они назначают тренеров, подбирают игроков, влияют на жизнь команды и обязаны вкладывать сердце в свою работу и учитывать все нюансы. Я не говорю, что у нас нет хороших менеджеров, но их очень мало в нашей стране.

– А Стоилов как воспринял неудачу сборной в Лиге наций?

– Он очень расстроился, но, несмотря на это, мы все же хорошо играли и с грузинами, и с Андоррой. Было разочарование у Станимира. Все надеялись на удачное выступление и очень расстроены. Но в любом случае у этой команды с таким тренером хорошее будущее, я в этом уверен.

– Меня также интересует такой вопрос: как футболисты и тренеры переносят разлуку с семьей? Вот и вы постоянно в Астане, а семья в Алматы. Станимир здесь ведь тоже без семьи живет?

– Те, у кого есть дети-дошкольники, чаще всего свои семьи привозят с собой. Если же ребенок пошел в школу, то тогда выбор для семьи однозначен – она остается на родине, а игроки при первой возможности ездят к ней домой. Дети должны знать, где их дом, а футболист может менять команду каждые полгода-год, и ребенку очень трудно чередовать школы, он страдает. Интересы семьи на первом месте. Все так живут, а во время паузы навещают жен, детей, родителей. К сожалению, а может, к счастью, у нас не много пауз. Все остальные команды уже в отпуске, а нас ждет Европа. Но это осознанный выбор: у нас есть любимое дело и возможность радовать болельщиков и прославлять родной Казахстан, – и дом, куда мы всегда возвращаемся с радостью.

– Астана «царицами не соблазняет» вас?

– На провокации не поддаюсь (смеется). У меня замечательная супруга – Анастасия. Две дочери – старшая Эстелла девяти лет, младшая Элана.

– Необычные имена, не казахские и даже не армянские...

– Просто нам понравились эти красивые имена и решили дать их дочерям.

– В общем, токал у вас в столице нет.

– Нет, нет, нет. Я сконцентрирован на своей семье и футболе. Времени на глупости не остается. День, если нет игр, выстроен так: с утра приходишь в клуб, решаешь текущие дела. Затем – на стадион, готовишься к тренировке, анализируешь прошедшие матчи. Потом тренировка, восстановительные мероприятия, обед. После – беседы с футболистами. Вечером с друзьями, тренерами, гостями идем на ужин. Обязательно смотрим европейские матчи, в первую очередь с участием ближайшего соперника. Ночью просмотр чемпионатов Франции, Чехии, Украины с обязательным анализом. И так проходят все дни. Игры чемпионата страны чередуются с еврокубками. Ритм жизни насыщенный и заполнен футболом. Единственная пауза – во время матчей сборной. Сразу же еду домой и провожу время с семьей и близкими мне людьми, чтобы психологически расслабиться. На команду и тренерский штаб всегда оказывается огромное психологическое давление, требующее постоянной максимальной концентрации, ведь все ждут результата. А если учитывать, что я не пью, максимум – бокал вина, то расслабляться могу только дома.

– На улицах болельщики узнают?

– Да, учитывая наши последние успехи, их все больше. Узнают и меня, и футболистов. Тот, кто один раз побывал на матчах еврокубков и пережил положительные эмоции, обязательно возвращается на «Астана-Арену». Все желают удачи при встречах, поздравляют, просят продолжать побеждать. Видно, что город зажил футболом и живо реагирует на наши выступления в еврокубках. А ведь наши игры дважды посещал сам президент. Акимы и министры постоянно приходят поболеть. Лишь бы в раздевалку не заходили (улыбается).

– Лет десять-пятнадцать назад было заметно, что Астана – нефутбольный город, но ваши успехи изменили его отношение к спорту номер один?

– Даже пять лет назад Астана не была футбольным городом, но все проходит, вы правы. После матчей с «Атлетико», «Бенфикой», «Галатасараем» и нашего противостояния с ними картина изменилась, люди поверили в нас.

Зрители, пришедшие на стадион, проникаются аурой, впитывают в себя положительную энергию, а эти голы на последних минутах, волны по трибунам заряжают позитивом. Много людей ждут с нетерпением матчей с европейцами, обращаются за билетами, такого ажиотажа никогда не было. Раньше многие ходили на «Барыс», на матчи КХЛ, но сейчас ситуация изменилась, люди стали любить оба вида спорта, заполняя как «Барыс-Арену», так и «Астана-Арену». Во время еврокубков обстановка сумасшедшая, опустошаешься полностью, отдаваясь игре. Мне часто на следующий день после матчей в еврокубках болельщики признаются, что были вымотаны, опустошены до дна, как будто всю ночь не спали, но они счастливы и рады новым встречам на стадионе. Мы так зарядились, признаются они, спрашивают, почему такого нет в чемпионате страны? Надеюсь, что так будет и в нашем первенстве. Только футбол способен объединить тридцать тысяч в минус тридцать градусов.

– Кстати, Беранек не приходил на вашу игру с «Яблонцем»?

– И с «Яблонцем», и со «Славией» раньше он присутствовал. Мы постоянно созваниваемся, он интересуется нашими делами, следит за сборной и клубами. У нас хорошие отношения. Мирослав сейчас спортивный директор «Славии».

– А со Шторком связь есть?

– Да, Бернд сейчас в Бельгии трудится, работает в высшей лиге после выхода со сборной Венгрии на ЕВРО-2016. Со всеми тренерами, работавшими в Казахстане, общаемся и поддерживаем связь. В свое время много ездил на стажировки и знаком со многими специалистами, с которыми контактирую постоянно. Был человек из федерации футбола Германии, который зарегистрировал меня как представителя их организации, и я на многие семинары ездил как бы от них, но за свой счет. Благодаря этому удалось познакомиться со многими специалистами с именем, которых собирали на семинары для топ-тренеров. Скажу еще раз, не считаю себя состоявшимся тренером, расту, развиваюсь.

– Эдуард Гетенович, ваш дядя, где?

– Отошел от футбола, после того как расстался с «Цесной». Он был зачинателем проекта, нового для нашего футбола. Также хотел бы отметить огромнейший вклад Адильбека Рыскельдиновича не только в становлении «Цесны», но и всего казахстанского футбола.

– Почему он продал «Цесну»?

– Не знаю подробностей, я уже был в Астане. «Цесна» – это первый серьезный продукт отечественного разлива. Много выпускников школы играли в казахстанских клубах, и сейчас «Кайрат» продолжает эту заложенную Эдуардом Гетеновичем тенденцию по воспитанию местных качественных футболистов.

– А кто из футболистов был примером для вас в юности?

– Роберто Баджо. Старался походить на него. Имел большую коллекцию игр на видеокассетах с его участием. Просматривал постоянно, учился, глядя на его игру, пытался копировать манеру.

– А кого из современных игроков приводите в пример подопечным?

– Роналду. Футболист, у которого есть все, заработал большие деньги, но живет как профессионал. Работает с утра до вечера только для того, чтобы играть в футбол. А молодые игроки заработают, условно говоря, десять тысяч долларов и заканчивают с футболом. Потому что у них нет культуры, воспитания. Много примеров помню, когда игрок с потенциалом, большим талантом, заработав какие-то деньги, переставал расти и развиваться, расслабляется. Не знаю, почему так случалось. Раньше была большая проблема, сейчас меньше такого, но встречается. Пошли хорошие деньги – начались гулянки, машины, ночные клубы, все, кроме футбола, и конец карьере, талант закапывался. И ничего не заработал, и талант не раскрыл до конца. Взять того же Джолчиева. Какой талантливый парень! С такими качествами мог бы играть в Европе, если бы голова была на месте. Но он неуправляемый, ничего не объяснишь ему. Рос в «Цесне», потом в «Астане», сыграл все матчи Лиги чемпионов в 2015 году. Скорость, стартовая и дистанционная, левая и правая нога работают отменно, динамика, игра головой, мышление на поле хорошее. Но нет мозгов. Сыграл последнюю игру с «Галатасараем» и закончил с футболом. Сколько было попыток вернуть его со стороны Саяна Хамитжанова! Сколько я с ним встречался и разговаривал – никаких шансов, а талант-то был! Мы взяли его на сборы в межсезонье, хотели вернуть в команду. Две недели поработал после двухлетнего перерыва. Первую неделю отпахал, а как пошли нагрузки... Это не хочу, то не могу. Я потерпел чуть-чуть и отправил домой. Интересует только финансовый вопрос, а футбол не интересует. Так и не понял и не осознал, что футбол – это единственное, чем он может хорошо заниматься и заработать на всю оставшуюся жизнь. Когда он это поймет, будет уже поздно, а так, он на сегодня самый талантливый казахстанский футболист. Но, увы! Когда пришел Стоилов, увидел его, хотел избавиться от Бауржана. Мы с Саяном Хамитжановым объяснили Станимиру, что это серьезный футболист, нужный команде. Надо потерпеть. Когда проходили теоретические занятия, я его за руку водил по полю, объяснял, куда бежать и что делать. А выходил на поле и вытворял, что хотел. Когда мы забили победный гол ХИКу, Джолчиев побежал туда, где быть не должен, чиркнул по мячу, нарисовал голевую передачу, и Постников забил мяч. Но сам себя загубил, менталитет повлиял. Ему чуть-чуть надо было объяснить, как помогать команде в обороне, а про атаку ничего не нужно было объяснять. Жаль. А таких хватает. Вот если бы кто-нибудь добился половины того, чего достиг Андрей Аршавин...

– В последнем туре вы обыграли «Иртыш» – 4:0. Ходило много разговоров о том, что тур весь будет расписан. Вас эти разговоры коснулись?

– Ко мне перед матчем с павлодарцами подошел человек и говорит: «У меня есть информация, что сегодня вы поможете «Иртышу», а они вам на следующий год «отдадут» девять очков...» Я говорю: «Откуда информация?» Он отвечает: «От знающих людей». Ну что ж, говорю, значит, так оно и есть. Он после матча злыми глазами меня проводил. Быть может, ставку сделал... Я не знаю, как можно сказать футболистам: давайте сегодня проиграем, а на следующий год без проблем возьмем девять очков? А когда мы сыграли 0:0 с «Атлетико», нам сказали: был договорной матч, потому что невозможно с испанским клубом сыграть вничью. Как можно сказать Гризманну: не забивай «Астане»? Вы можете такое представить? А что мы можем дать им взамен? Эти разговоры идут от недалеких людей, они создают негативный фон, от таких нужно держаться подальше и не вступать в разговоры.

– ПФЛК справляется со своей задачей по проведению чемпионата?

– Она многое делает по развитию футбола и проведению турниров, но не понимаю, почему она не влияет на улучшение качества полей. Нужно подкрепление футбольным законом. Не сделал поле, играй на стороне на нормальном поле, выслушивай претензии болельщиков и работай.

– Президент федерации может повлиять на ситуацию?

– Я уверен, что Адильбек Джаксыбеков, который и так сделал очень много для казахстанского футбола, внесет еще больший вклад в развитие спорта номер один в стране. Деньги-то в футболе есть, а мы отстали от таких стран, как Германия, навсегда, но стоять на месте не будем. Пример «Астаны» у всех перед глазами, нужно искать и находить решение проблем, наш футбол в состоянии удивить футбольный мир, и в чемпионате будет не одна-две боеспособные команды, а намного больше. Стремиться к этому нужно, а иначе зачем заниматься футболом?

 

Талгат Садыков. Фото пресс-службы ФК «Астана»

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Теги: Трансферы
0
Кэшбэк со ставок
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.