Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.

Пехлеваниди: Мне стыдно за современных казахстанских футболистов

Журналист
Пехлеваниди: Мне стыдно за современных казахстанских футболистов

В конце минувшей недели в Алматы побывал легендарный нападающий «Кайрата» восьмидесятых, любимец страны Евстафий Пехлеваниди. Интервью корреспондента Prosports.kz с бомбардиром, постоянно проживающим в Греции, стало возможным благодаря его старому другу Вахиду Масудову: «Грек в Алматы и ждет в центре города в ресторане отеля, где остановился».

– Евстафий-ага, рады вас видеть! Что привело в Алматы?
– Пригласили на открытие стадиона «Жас кыран» на месте бывшего «Спутника», и я с удовольствием прилетел, чтобы, пользуясь случаем, вновь увидеться с городом моей молодости и обнять своих старых друзей.

– О чем говорите в первую очередь при встрече с друзьями в Алматы?
– Как ты, где ты, что ты, как семья, дети, внуки. Потом начинаем вспоминать наши времена. Но это всегда происходит, когда нас собирается много, и с теми, кто имеет отношение к футболу, с людьми с пониманием, весело и душевно проводим время. Расстаемся всегда с грустью, но все остаются здесь, а уезжать приходится мне. Всегда приятно приезжать сюда. По большому счету это моя родина и навсегда останется ею. Греция – это родина моих предков, родина моих детей, потому что они туда детьми приехали и выросли там. Казахстан и Чимкент уже не помнят, единственное, может, дворик, песочница сохранились в их памяти. Все, больше ничего. А мы-то помнить можем и должны: лучшие годы прошли здесь, поэтому Казахстан навсегда остается моей родной землей.

– Пару лет назад в Алматы открылась детская академия футбола, названная вашим именем. Связь с руководством академии поддерживаете?
– Конечно. С господином Боранбаевым мы всегда поддерживаем отношения – все-таки «Кайрат» для меня родной клуб, и я в курсе основных событий, происходящих в нем. Кто бы им ни руководил, мне без разницы, потому что в сердце он запечатлен на всю жизнь, и если я могу что-то сделать для него, то всегда готов.

– В чем-то выражается ваше взаимодействие с «Кайратом»?
– Пока ничего особенного, но всегда стараюсь что-то сделать, если вдруг понадобится посильная помощь с моей стороны.

– Не обидно, что используется только ваше имя для вывески академии?
– Нет, для меня это нормально. Все-таки я не ожидал, что мне окажут такую честь и назовут академию моим именем.

– В таком случае вы наверняка следите за выступлением «Кайрата»...
– Слежу, конечно же, наблюдаю издалека за всеми турнирами, в которых принимает участие команда. По большому счету я разочарован выступлением кайратовцев в нынешнем сезоне. Уже столько лет они не могут стать чемпионами страны. Вот при Вахе были чемпионами (1991-й год), и все, по-моему. А еще в 2004-м, кажется, были. Но это совсем мало, и нужно обновлять титул, чего у них не получается уже давно. Два раза за 27 лет для «Кайрата» очень мало. Лично для меня такое положение кажется очень обидным.
За сборную Казахстана также обидно. Смотрю, она играет с Андоррой 1:1 – это вообще цирк, которую потом в Астане обыгрывает 4:0.

– Обсуждая с казахстанскими друзьями сложившееся положение в нашем футболе, на какие просчеты вы обращаете внимание в первую очередь?
– Я много чего мог бы вам сказать по данному поводу, однако делать этого не стану. Можно сказать, что я в этой системе человек чужой, высказываться, искать и находить ошибки в чьей-то работе будет некорректно, хотя, конечно же, многое мог отметить, но делать этого не буду. Обо мне сразу же поменяют мнение много людей. Так что давайте закроем эту тему.

– Взгляд со стороны бывает объективным и непредвзятым. Быть может, пару советов сослужат хорошую службу вашей бывшей команде?
– Не дождетесь (смеется). Говорю же, обидно за казахов, за казахстанский футбол. Такая страна, такие ресурсы, и такой кошмар! Где наша сборная играет? Но ничего, верю, что придет время, когда и клубы, и сборная заиграют в настоящий футбол на высоком уровне и смогут порадовать страну, как когда-то «Кайрату» удавалось приносить радость огромной республике. И главное, начнет играть команда молодости нашей!

– Хорошо, больше ни слова о проблемах. В этом году прошел чемпионат мира по футболу. Своим мнением о событиях на стадионах России можете поделиться: что понравилось из произошедшего?
– Не понравилось ничего. Единственное отличие: «маленькие» команды стали играть наравне с грандами мирового футбола. Примеров было немало, это корейцы и японцы в первую очередь. Все увидели, что командный бойцовский дух и игровая дисциплина способны приводить к результату, который многими воспринимается сенсационно. Их дух намного выше, чем у остальных команд, что вызывает уважение. Разочаровала Аргентина во главе с Месси, разочаровал Неймар. Понимаю – они великие игроки, но они выходят защищать цвета флага своей страны, играют за сборную, так лучше бы ты вообще не выходил на поле, чем так позориться! Такое отношение для меня неприемлемо. Месси для меня всегда был номером один в современном футболе, а сейчас я поменял о нем мнение и на первое место ставлю Роналду. Португалец доказал свое превосходство, он работяга. А тот примерно такой же лентяй, как и я, правда, большой талант, который не пошел на пользу сборной Аргентины. Ничего не доказал и не выиграл, просто стыдно должно быть. Имея лучшую в мире переднюю линию. Дибала, Ди Мария, Месси – это же мечта любого тренера. Поэтому, наверное, Марадоне стало плохо на трибунах (смеется).

– Время больших команд проходит?
– Нет. Просто им надо доказывать во встречах с любым соперником собственное величие. Сборная Германии думала, что этот чемпионат ей дастся легко и в группе напрягаться особенно не придется.
А хорваты? Кто-нибудь думал, что они дойдут до полуфинала хотя бы, не говоря о финале? Взять Иран или Панаму. Проигрывали, но как? Достойно! Сражаясь и выкладываясь до последней минуты. В этом я вижу проявление любви к родине. Вот у кого необходимо учиться настоящему патриотизму. Когда нам оказывали честь надеть майку сборной СССР и давали сто долларов суточных, то мы так гордились доверием и неслись так, что земля горела. Убиться готовы были за эти четыре буквы на груди. А ведь мы ничего, по сути, не имели за свое отношение и любовь к родине, ведь нельзя воспринимать всерьез те чеки, что мы получали, на которые в стране нечего было приобрести кроме водки или шампанского. А сейчас есть отличная инфраструктура. Как-то Боранбаев мне сказал, что футболисты жалуются: поля не годятся для игры. Пусть они бл... по камням да по колючкам пусть попробуют побегать, на которых мы в детстве играли! Поля их не устраивают. Мне за них стыдно, а им стыдно или нет – мне безразлично...

– А как футбол, на ваш взгляд, изменился за тридцать лет с тех пор, как играли вы?
– Не по адресу вопрос. У меня как-то поинтересовались сравнением «Кайрата» моего времени и нынешнего. Такого наплели потом, что я дал себе слово не комментировать никогда эту тему и избегать публичных сравнений.

– Хорошо. Самый памятный гол свой можете вспомнить, лучшую игру?
– Гол? 1980-й год. Алма-Ата. На 10-й минуте с передачи Саши Куклева Ваха Масудов забивает гол «Спартаку», ворота которого защищал сам Ринат Дасаев, и мы побеждаем. Вот это самый памятный гол. Я был травмирован и не играл, а что творилось на скамейке нашей после этого гола – не передать словами...

– А свой?
– Наверное, первый. Проигрываем «Арарату» 0:1, 89-я минута матча. Валерий Гладилин подает, и я выигрываю не то у вратаря, не то у защитника и сравниваю счет.

– Но были же и другие, наверное, фирменные?
– Вообще, те два года, что я провел в «Кайрате» после переезда из Чимкента, были временем для притирки состава. Команда у нас была молодая, пока привыкали друг к другу – вылетели в первую лигу. Там уже обкатались, появилась уверенность в себе и своих силах, и уже с новыми силами выступали в вышке. Состав тогда был у нас замечательный. Но многие ребята так и не заиграли. Многое уже стерлось из памяти, но яркие впечатления были вот такими от появления в «Кайрате».

– Со стариками не было трений, когда вы пришли в команду? С тренерами сразу же нашли общий язык?
– Да у нас практически вся команда была молодой, из старожилов остались Сеильда Байшаков да Куралбек Ордабаев. Они никогда не притесняли молодежь. Юсуп Шадиев, да. Мог слегка попрессовать новичков, но это пошло только на пользу. Володя Никитенко не из таких. Сашка Убыкин нормально к нам относился. Просто Игорь Волчок двадцать новичков привел в команду, и старики большой роли уже не играли, потому что вся ставка была сделана на нас. Это им надо было притираться к нам, но на фоне молодежи и они становились моложе. Матчи были такие в чемпионате СССР, что одну игру сыграешь, а три сидишь на скамейке, потому что не хватало опыта. Приходилось играть против таких суровых парней из защиты, и каждый соперник лучше предыдущего. Хотя я тоже не был подарком, просто ростом маловат. Со временем приобрели уверенность в себе. Побаивались, конечно, некоторые команды, но виду не подавали и играли с любым соперником, что называется, в кость, не избегали стыков и старались отвечать ударом на удар. Прибавляли от игры к игре, от тренировки к тренировке... Спасибо за это тренерам, за то, что верили в нас, и, думаю, не зря верили. Начиная от Волчка и заканчивая Тимуром Сегизбаевым.

– А первые шаги в Чимкенте чем запомнились, вы же начинали в «Мелиораторе»?
– Была команда «Металлург», команда свинцового завода, за которую я и играл с 1977-го по 1979-й, пока меня не пригласили в «Кайрат». Был самым молодым в команде. В первый сезон больше сидел на скамейке запасных, но успел забить четыре мяча. На второй год уже 8 голов было на моем счету, а в 1979-м был уже твердым игроком основы, за сезон оформил 28 мячей, и меня сразу же забрали в «Кайрат». Потом местный «Ирригатор» при мелиоративном техникуме вышел во вторую лигу чемпионата СССР, и его объединили с «Металлургом» под названием «Мелиоратор». За «Мелиоратор» я играл уже в 1989 году, после «Кайрата», до отъезда в Грецию.

– Как состоялось становление форварда – исполнителя знаменитых дальних штрафных ударов, которых побаивались все вратари чемпионата СССР?
– Не сразу, так как по молодости в «Металлурге» было кому бить штрафные. Исполнителем «стандартов» в «Кайрате» на момент моего прихода в команду являлся Гладилин. После него понемногу начали и меня подпускать к одиннадцатиметровым и к выполнению «стандартов», так как все знали, что у меня поставлен сильный удар. Когда видели, что есть тридцать с лишним метров до ворот соперника, то уже никто не подходил к мячу, по умолчанию считалось, что это мой шанс.

– Первый гол со штрафного не опишете?
– Да нет, уже не вспомню, но хорошо отпечатался в памяти дальний удар в Ереване на стадионе «Раздан» во время игры с «Араратом». Пересек центральный круг и метров чуть больше с сорока нанес удар. Правда, мяч попал в штангу и отлетел обратно в поле, а если бы залетел, то получился бы гол месяца по итогам «Футбольного обозрения». Вот этот незабитый дальний мяч запомнился больше всего.

– Самый неудобный соперник, защитник, не дававший дышать вам во время встреч. Был такой?
– Я готовился к каждому матчу, и было не важно, кто там играет против нас, считал, что пусть они переживают и думают, что предпринимать для нейтрализации Пехлеваниди. Я вот недавно поделился своим сокровенным с Вахой. Меня ведь многие считали эдаким лентяем на поле. А если поинтересоваться у защитников: с кем им было трудней – со мной или с Белановым, допустим, или с Блохиным, то многие скажут, что с Пехлеваниди. Я их укатывал потихонечку, усыплял бдительность и взрывался, оставляя защитников не у дел. В другой команде меня бы заменили давно, а в «Кайрате» все знали, что в нужный момент Грек выстрелит, ждали этого и не ошибались.

– Удобный и комфортный партнер из тех, с кем приходилось действовать на поле.
– Можно сказать, что таким учителем был Курбан Бердыев. С ним было приятно и комфортно играть. Умница. Таких я больше не встречал. Нас с Сергеем Стукашовым он знал как прочитанную книгу. Научил правильно выбирать позицию и открываться. Выделяю его из всех, потому что он доказал всем как футболист, тренер и человек, что он великий. Он великий во всех отношениях. Ну и, естественно, вся наша кайратовская средняя линия не подарок. Всегда считаю, что она входила в пятерку лучших Советского Союза. Такие ребята сидели на скамейке! Вахид Масудов, Сергей Волгин, Фанас Салимов и даже Курбан Бердыев порой не выходили на старт матча. Представьте себе, какую головоломку приходилось решать тренерам перед очередной игрой: кого сегодня ставить? Особенно трудно им приходилось выбирать между Масудовым и Салимовым. Ваха – двуногий, зато Салимов такой огромный объем работы выполнял, за троих отрабатывал. Масудова приходилось ставить левым хавбеком, а Фанаса – на противоположный фланг. А в середине Антон Шох, Сергей Волгин, Курбан Бердыев, Володя Никитенко, да и Масудов мог сыграть в центральной зоне. Так что мне повезло с партнерами по «Кайрату», и играть в такой команде было одно удовольствие.

– Нынешним футболистам не понять, почему в то время кайратовцы, большинство из них, отказывались от приглашений от других клубов, периодически становившихся призерами и победителями чемпионатов СССР. Что было главным аргументом в ваших отказах от приглашений в Москву, Киев, Ленинград или Минск?
– Я хотел быть дома, поближе к Чимкенту, где жили мои родные, моя мама. А из Москвы как бы я добирался? Никакими коврижками меня не могли переманить. Как-то Давид Кипиани во время разговора о переходе в тбилисское «Динамо» после нашей победы над ним 4:0 привел такой довод: «Твой отец же играл здесь, почему ты отказываешься?» На что я ответил: он играл, а я не буду. Ни с кем никогда не советовался, не брал время для раздумий, отметал сразу же все предложения.

Талгат Садыков

Источник:Prosports.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
0
Комментарии 1

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

28 октября 18:49
Пехо, Пехо— ты наш Марадона. Кто помнит эту кричалку?
Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.