Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
28 декабря 2018 17:29

Манас Усенов: Постараемся сделать все, чтобы защитить наших биатлонистов

Манас Усенов: Постараемся сделать все, чтобы защитить наших биатлонистов

Уходящий год был непростым для отечественных биатлонистов. Неудачным был самый главный старт календарного года - зимние Олимпийские Игры в Южной Корее, затем была смена главного тренера и отстранение от стартов ведущих спортсменов в начале нового зимнего сезона. Об этих и других вопросах развития отечественного биатлона в большой и открытом интервью для Olympic.kz рассказал генеральный секретарь Союза биатлонистов Казахстана Манас Усенов.

 - Озвучьте итоги календарного года. Состоялась Олимпиада, после которой был большой разбор ее итогов и выявление главных недочетов.

 - В 2018 году у нас были крупные старты. Во-первых, у нас было шесть этапов Кубка мира, во-вторых, мы выступили на Олимпийских играх. На самом деле, на Игры в Южной Корее у нас были большие планы. Как минимум, мы планировали попадание в ТОР-6 одной из наших ведущих спортсменок Галины Вишневской, а также такого же результата ожидали от женской эстафетной команды.

У нас были все предпосылки, чтобы надеяться на это. Последние два сезона Галина показывала высокие результаты. В прошлом сезоне на этапе Кубка мира она заняла шестое место. Был прогресс. Мы думали, что к Олимпийским играм она подойдет в оптимальных кондициях. Это касается и женской команды в общем. На чемпионате мира-2016 в эстафете наши биатлонистки показали восьмой результат, в активе было и седьмое место на этапе Кубка мира. Наш женский состав был очень сбалансированным - Галина Вишневская, Алина Райкова, Ольга Полторанина, Дарья Климина. В составе были и молодые, и опытные спортсмены, для которых это была не первая Олимпиада.

Результат на Олимпийских играх оказался неудовлетворительным. На эстафетной гонке ни женская, ни мужская команда не попали в ТОР-10, Галина Вишневская не попала в лучшую «шестерку», как мы планировали. К сожалению, случилось то, что случилось. Я думаю, перед Играми в тренерском составе был небольшой просчет. Штаб не смог вывести спортсменов на пик фирмы. Особенно женскую команду. 

Но в сезоне были и позитивные моменты. На самом старте сезона мы впервые в истории казахстанского биатлона стали призерами этапа Кубка мира. Максим Браун и Галина Вишневская стали бронзовыми призерами в эстафетной гонке. Начало сезона было крутым, многообещающим. Можно бесконечно ссылаться на то, что биатлон — тяжелый вид спорта, ветер играет роль, погода, лыжи, патроны. Но ведь другие команды показывали результат. И все находятся в равных условиях: ведь Бе, Фуркад, Кузьмина — лидеры показали результат. Или возьмем команду Швеции - молодой состав, длительное время вообще не показывали результат. Но они в итоге выигрывают эстафетную гонку, побеждают в индивидуальном зачете. Это показатель для нашей команды. В молодом возрасте не стоит бояться побеждать. Тем более, наши женщины побеждали ту же Швецию. Неоднократно.

После Олимпиады, в конце сезона, в апреле у нас состоялось заседание. Было решено, что мы обновляем тренерский состав. Главным тренером был назначен Максат Шаранов, который до этого работал государственным тренером и несколько лет был начальником команды. Максат работал детским тренером в Семее, имеет опыт выступления. Это человек, который в буквальном смысле «живет» биатлоном. Мы оставили в штабе специалиста по стрельбе из Германии Роберта Кабукова. Кроме этого, решили добавить в команду личных тренеров. Наш НОК нас поддержал, и мы утвердили штаб на два состава. Такого раньше не было. У нас 16 спортсменов числятся в штатной команде, получают зарплату. Это дало нам шанс в летний период вводить сразу двойной состав. В будущем нам это очень помогло.

 - Вопрос, который сам напрашивается. Что удалось изменить в команде Максату Шаранову?

- Не хочу наговаривать ни на кого, приведу факты. К примеру, раньше не было связи между личными тренерами и главным тренером национальной команды. Напротив, была тенденция, что главные тренеры отстраняли от работы личных тренеров. Шаранов, как человек, знающий нашу кухню изнутри, решил, что надо работать сообща. И главное, на мой взгляд, Шаранову удалось создать атмосферу в команде, микроклимат, которого нам так не хватало в последние сезоны. В команде образовался большой и дружный коллектив, что сказалось и на результатах. На летнем чемпионате мира в Чехии Галина Вишневская завоевала две бронзовые медали. Успешно выступила молодежная команда на летнем этапе сезона, открытом эстонском чемпионате, завоевав семь медалей различного достоинства.

К сезону подошли хорошо - закупили инвентарь, укомплектовали команду, приобрели большой автобус для команды. Наша команда почти 9 месяцев находится в Европе, где проходят сборы и соревнования, и транспорт был необходим. Таким образом, начали решать проблемы с логистикой. Сейчас у нас несколько составов выезжают, нужно будет расширяться. Но первый шаг сделан.

- Прошедший год стал очень сложным для казахстанского биатлона. Расскажите с самого начала, что все-таки происходит?

 - Все началось два года назад. Предолимпийский сезон. Наша команда начала показывать серьезные результаты. По дороге из Италии, где проходил этап Кубка мира, в Австрию кто-то из нашей команды выкинул коробку с медикаментами, в которых были использованные шприцы и так далее. Самое страшное, что там была найдена аккредитация нашего врача. Это все есть на видеозаписи. Люди сразу же вызвали федеральную полицию Австрии. А там с допингом очень строго — тюремное заключение грозит.

Наша команда улетает на Универсиаду в Алматы. Мы еще ничего не знаем. Биатлонисты удачно выступают, завоевывают медали, затем мы вылетаем на чемпионат мира в Австрию. Команда прилетает, заселяется. И во время ужина приезжает полиция Австрии - человек 20-30. С ордером на обыск, пистолетами, и начинается обыск.

Они нам тогда ничего не говорили, не сообщили, в чем нас обвиняют, просто обыскали всю команду. Состоялся также допрос всей команды, который продлился с 12 до шести утра. Нужно тут отметить, что утром того же дня нашей команде предстояло бежать смешанную эстафету. В основном подозрения были на то, что в той коробке были следы использования запрещенных препаратов. И нашу команду обвиняли в использовании допинга. Мы сразу наняли двух адвокатов в Австрии. Нам необходимо было вытащить как можно скорее результаты допинг-теста. Ведь ту коробку проверили на следы допинга.

Далее анализы оказались у нас на руках. У всех они были отрицательные. И мы не нарушили никаких правил. С помощью пиар-компании из Лондона мы созвали пресс-конференцию там же на чемпионате мира, где собрались все европейские журналисты. Ведь в первый же день нашу команду облили грязью, написали, что у нас нашли допинг.

Так вот, мы объявили, что команда чистая, мы за чистый спорт. И в принципе, все было нормально. Со стороны IBU к нам претензий не было, со стороны полиции — тоже. Дело закрыли. Мы думали все нормально.

Но проходит сезон. Перед Олимпийскими играми с нами в команде работал тот же врач. И вновь проводится обыск, уже со стороны итальянской полиции. К ним поступил запрос на обыск от IBU. Обыскали, ничего не нашли. У главного врача команды нашли препарат преднизолон, который является запрещенным. И снова европейские СМИ подняли тему запрещенных препаратов. IBU выслал нам уведомление. С нас требовали объяснительную, а также до выяснения обстоятельств врач команды не имел права работать на стартах под эгидой IBU. Скажу только, что преднизолон должен быть в аптечке любого врача, поскольку препарат используется в экстремальных случаях, когда спортсмен находится в шоковом состоянии и необходимо поддерживать его жизнеспособность до приезда скорой помощи. По кодексу WADA его можно держать при себе в количестве меньше 50 мг и в закрытой упаковке, что и было в нашем случае.

В августе мы получили уведомление от итальянской полиции, что претензий у них нет, дело закрыли. Но репутацию нам уже подпортили.

Наступил нынешний сезон. В ноябре команда находилась на заключительном сборе перед этапом Кубка IBU и мы получили уведомление, что после той истории двухлетней давности наши спортсмены обвиняются в нарушении анти-допинговых правил и не имеют права выступать на стартах под эгидой IBU до выяснения обстоятельств.

 После срочного заседания было решено вернуть всех в Казахстан, организовать им сбор в Алматы, чтобы поддерживать форму. Оказалось, что австрийская федеральная полиция все эти два года вела расследование, и дело они закрыли в конце августа 2018 года. IBU получил это дело в сентябре. Что мы имеем? Мы не нарушили никаких правил Австрии, мы чисты. Но претензии имеют IBU и WADA. По своей линии они выдвигают обвинения. Команда, в первую очередь, обвиняется в хранении препаратов. При обыске были найдены не запрещенные препараты, но даже их наличие является нарушением. Другой момент — это запрещенный метод использования — больше 50 мг в течение шести часов.

 - То есть, все-таки виновны в обвинениях?

- Таково было предписание диагностического центра спортивной медицины, так как сезон 2016/2017 был насыщенным и требовалось восстановление. Ничего запрещенного и только под строгим наблюдением врача. Спортсмены начали восстановление 28-29 декабря, и 2 января уже вылетели на европейские старты. Врачом команды было принято решение, что спортсменов следует долечить до этих стартов, все соответствующие документы у него есть, препараты, повторюсь, незапрещенные. Как раз остатки этих медикаментов и нашли в той коробке. Другой вопрос – неправильная утилизация медицинских отходов, халатность медперсонала. В Европе это считается строгим нарушением.

Еще одно нарушение — хранение медикаментов спортсменами. Так делать нельзя. Почему так произошло объяснить европейцам очень трудно. Команда и врач вместе вылетали из Алматы, и чтобы избежать перегруза багажа, врач попросил ребят взять некоторую часть багажа к себе. По прибытию в Австрию он должен был их забрать. На самом деле, вышло довольно глупо.

Представитель IBU сказал нам при разговоре, что в структуре понимают о том, что мы «чистые». Отмечу, что Вишневская только за последний период сдала более 33 допинг-проб, все они дали отрицательный результат.  Но одно событие за другим против нашей команды тянется до сих пор. Сейчас дело передали в WADA. Это значит, что дело продлится еще два-три месяца, сезон закончится. Основной состав у нас уже выпал из сезона. Но у нас нет выхода, будем «закрываться» молодежным составом. Параллельно будем бороться за своих основных спортсменов.

С согласования Министерства культуры и спорта РК мы будем брать одного адвоката со Швейцарии, у которого есть опыт работы с CAS, и второго — с Австрии, который знает все нюансы австрийского законодательства. Будем готовиться к слушанию, которое будет проходить по 9 разным нашим делам. Ситуация на самом деле очень тяжелая, против наших спортсменов. Доказать будет что-то сложно, но шансы есть. И мы будем держаться за любую возможность, чтобы решить этот вопрос.

- Какие меры могут быть приняты в адрес наших биатлонистов?

 - Каждому могут быть применены санкции — дисквалификация от полугода до двух лет. Для этого ВАДА должна доказать, что спортсмены использовали незапрещенные препараты запрещенным методом — более 50 мг, что было хранение таких препаратов. Так что, не исключены серьезные меры.

 - Как чувствует себя команда?

 - Конечно, для всех это стало большим шоком. Мы встречались с ребятами, общались. Наша задача сейчас поддержать спортсменов. Те, кого отстранили, в данное время находятся в Алматы, проводят сбор. Тренируются. Они, конечно, держатся молодцом, но сильно переживают. Пытаются сохранить оптимизм на будущее. Мы со своей стороны стараемся сделать все, чтобы сохранить команду.

Тем временем, продолжается зимний сезон, идут этапы Кубка мира. Нам надо спасать свое место, отправлять молодых спортсменов. Чтобы спасти женскую эстафетную команду, будем после Нового года вывозить юниорок, которые вообще никогда не выезжали в Европу. Нам необходимо, чтобы кто-то завоевал квоту от Кубка IBU, чтобы у нас была полноценная эстафетная команда.

 - А есть в истории мирового биатлона подобные эпизоды?

 - Эпизод с хранением препаратов был. Насколько помню, с итальянской командой, когда ее член выкидывал прямо из окна медикаменты при обыске. В итоге тренера отстранили, спортсменов тоже. И все происходило в Австрии. И у них ужесточились законы. Был эпизод — будут до конца подозревать.

 - Есть ли у нас проблемы с резервами?

- Есть небольшие проблемы, с которыми мы столкнулись в этом году. В мужской команде резерв достаточно сильный - молодежная команда показывает большие результаты. Ребята юных возрастов, но показывают конкурентный биатлон. На фоне таких монстров — Норвегии, Франции, Германии, России — они не теряются. Тот же Роман Еремин на трех этапах Кубка мира попал в состав участников гонки преследования. У него наблюдается прогресс. На последнем этапе Кубка мира он стал 26.

Именно в мужской команде есть хорошая молодежь. И команда — это итог работы всех спортивных структур страны. Мы все сборы летом и осенью возили, в том числе, и молодежь. И оказалось, что они уже были готовы заменить полноценно основной состав. Я говорю об эстафете на этапе Кубка мира в Италии, где парни показали 20-ый результат.

 Наряду с этим у нас имеются проблемы с женским составом. Сами понимаете, в последние годы Галина Вишневская стала примой нашего биатлона. И в том, что команда попала в ТОР-10 по итогам сезона 2016/17, тоже благодаря ей. Как я говорил, женская команда была самой сбалансированной. И, к сожалению, их временно отстранили. Сразу пять сильных спортсменок ушли с арены. Но в то же время мы обладаем молодыми спортсменками -  Елизавета Бельченко, Людмила Ахатова и Анастасия Кондратьева. И тут такой момент. Два раза на этапах Кубка мира и Бельченко, и Кондратьева попадают в гонку преследования. Они можно сказать в первый год участия уже достигли такого результата. Но, к сожалению, у нас пока нет эстафетной команды. На этапах Кубка IBU у нас осталась только Красикова. Но пока ей не удалось выполнить квоту. Мы ждем, надеемся. Подключаем еще молодых спортсменок к участию в Кубке IBU. Нам нужна эстафетная команда.

 - Этот год также отметился и открытием новой базы в Щучинске. Команда ведь уже проводила там свои сборы

 - Мы эту базу ждали лет восемь. Она открылась в марте и мы успели провести там первые международные соревнования — чемпионат Азии. Стадион у нас мирового уровня. Это подтвердила инспекция от Международного союза биатлонистов, которая была у нас в сентябре. Инспекторы – очень авторитетные люди в мире биатлона, были приятно удивлены и нашей базой в Щучинске и той, что в Алматы. В Алматы у нас вообще уникальный комплекс. Перед Олимпиадой к нам приезжала сборная Чехии. Тренер сборной Чехии нас потом поблагодарил за медали, положительно оценив базу. Теперь у нас есть стадион и на высоте (в Алматы) и в Щучинске. Про базу Алматы и вовсе сказали, что в мире ей нет аналога, поскольку есть все условия и для биатлона, и для лыжных гонок - гостиница, трасса, восстановительный комплекс, медицинский пункт и так далее. Если исправить небольшие замечания, то алматинский стадион войдет в ТОР-5 лучших в мире.

Теперь ждем результатов этой инспекции в январе, но есть все предпосылки к тому, что получим высшую категорию «А». В таком случае Казахстан сможет проводить и этапы Кубка мира, и другие международные турниры под эгидой IBU.

По правилам IBU для проведения того же этапа Кубка мира необходимо до 800 койко-мест гостиничного фонда в радиусе 30 километров от места соревнований. В Алматы, к сожалению, таких возможностей не было. Но в Щучинске эта проблема решена. Мы выступили с инициативой создания азиатской федерации биатлона, чтобы проводить еще и региональные соревнования. Коллеги из Японии, Южной Кореи и других стран идею поддержали.

Также мы направляли запрос на проведение юниорского чемпионата мира в 2020-2021 годах и летнего чемпионата мира-2019 среди взрослых. Пока нам отказали. По той причине, что заявку подали такие страны, которые уже в пятый-шестой раз ее направляют, и есть негласная очередь. Будем тоже подавать ежегодно.

- Чем еще отметился прошедший год?

- Подводя итоги, поддержу своих коллег из других федераций, которые говорят о положительных изменениях в связи с приходом НОКа. Поначалу было много непонятных моментов. Сейчас уже прошел год и в целом процесс улучшил многие моменты развития команды. Более того, есть финансовая прозрачность, все операции проводятся вовремя. И финансирование идет полным ходом. НОК помог нам с приобретением и экипировки – плановой и боевой, кроме того, обеспечил всем необходимым по плану. Для спортсменов создаются условия, федерациям дается больше возможностей в организации процесса. Впервые нам дали расширенный тренерский состав, спортсмены прошли все запланированные сборы, что помогло нам безболезненно провести замену основного состава на молодежный. Сейчас с нами работает и комплексно-научная группа, все специалисты очень высокой квалификации. Есть команды, где пока не достает врачей и массажистов. Мы сами были в таких условиях еще два года назад, когда полсезона провели без них. Но сейчас три специалиста КНГ полноценно работают в команде. Такого у нас не было. Все в команде довольны. Много эффективных моментов, много положительного. Надеюсь, следующий год сложится для нас удачно.  

Источник:olympic.kz Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.