Вы были успешно зарегистрированы! Для того чтобы войти на сайт, воспользуйтесь формой авторизации.
29 октября 2012

Андрей Сидельников: Такова наша вратарская доля

Пользователь
Андрей Сидельников: Такова наша вратарская доля

Досье PROСПОРТ

Андрей Геннадьевич Сидельников
Родился 8.03.1980 г., г. Москва
Гражданство: Россия, Казахстан
Рост и вес: 190 см, 87 кг
Амплуа: Голкипер
Футбольное образование: Футбольные академии ФК «Спартак», Москва, Россия; ФК «Херенвен» Голландия
Клубная карьера: «Спартак», Москва (1997), «Спартак-2», Москва (1998–2000), «Динамо», Минск (2001–2002), «Химки», Моск.обл. (2003), «Спартак», Тамбов (2004), «Динамо», Махачкала (2005), «Спартак» («Алания»), Владикавказ (2006), «Спартак-Нальчик» (2007), «Орел», Орел (2008), «Актобе», Казахстан (2008–2012)
Сборная Казахстана: В 2010 году принял решение выступать за сборную Казахстана, в настоящее время основной голкипер нашей национальной команды.
 
 
В минувшее воскресенье «Актобе», обыграв на финише премьер-лиги кызылординский «Кайсар» (2:0), завоевал бронзовые медали чемпионата и право в очередной раз представлять страну в квалификации еврокубка. Однако наша беседа с Андреем Сидельниковым состоялась в начале прошлой недели, когда актюбинцам еще предстояло провести в чемпионате две игры, а шансы команды на «призы» были не самыми высокими. Сегодня нашим читателям, наверное, будет особенно интересно, как Андрей оценивал перспективу своего клуба остаться без медалей и Европы. Но кроме того, мы, конечно, не могли обойти стороной и ряд других тем, в числе которых возможная отставка Владимира Муханова с поста главного тренера «Актобе», стиль работы рулевого сборной Казахстана Мирослава Беранека, «проклятие последних минут» и перспективы казахстанского футбола в целом.
 
– Андрей, вы довольны своей игрой в последних матчах за клуб и сборную?
– Если говорить о клубе, то нынешний сезон не в пример провальному 2010-му году, когда я очень часто ошибался, получился довольно ровным, без особых ошибок. А что касается сборной… С ирландцами у меня практически не было возможности выручить команду. В игре со шведами, возможно, второй мяч можно было сыграть лучше. С австрийцами дома получился очень удачный матч для меня и для команды в целом. А на выезде с Австрией, конечно, было видно, что это уже другая команда, не та с которой мы играли несколькими днями ранее в Астане. Ну и ошибок в Вене мы допустили довольно много.
 
«…чтобы не сидеть 90 минут в обороне, нужно стараться контролировать мяч, создавать осознанные контратаки, раз уж мы выбираем такую тактику, подбирать футболистов, которые умеют это делать»
 
– Австрия в Вене предстала другой командой, потому что в их коллектив добавились новые игроки?
– Нет. Просто на них был очень большой пресс после игры в Астане, и поэтому австрийцы были очень мотивированы. И практически каждая их атака становилась голевым моментом у наших ворот. По статистике у них почти 20 ударов по воротам, 12 ударов – в створ ворот. Австрия очень сильная команда.
– То есть нет других причин нашего поражения, кроме того, что Австрия очень сильная сборная на сегодняшний день?
– Почему же? Причин можно много найти. И главная из них то, что мы практически 90 минут обороняемся без каких-либо моментов на чужой половине поля. Я не очень хочу обсуждать действия тренера и выбранную им тактику, это было бы не корректно с моей стороны. Но очевидно, чтобы не сидеть 90 минут в обороне, нужно стараться контролировать мяч, создавать осознанные контратаки, раз уж мы выбираем такую тактику, подбирать футболистов, которые умеют это делать.
– 1 очко в четырех матчах – это хороший результат для нас, учитывая, что четыре игры с Германией и Фаррерами еще впереди?
– Я считаю, что домашнее поражение от Ирландии, когда мы вели в счете, это единственный промах сборной в прошедших четырех матчах. Хотя и с Австрией в Вене надо было играть лучше, четыре гола это слишком много, очень много голевых моментов у наших ворот. Может быть, усталость сказалась.
– Из восьми пропущенных сборной Казахстана голов в этой отборочной компании есть такие, в которых вы вините себя?
– Как я уже сказал, это второй мяч со шведами. Ибрагимович простреливал, и мяч пролетал в метре от меня, мне надо было прочитать ситуацию. Многие специалисты вратарской игры могут посчитать это за ошибку. И еще третий гол от австрийцев, когда я пропустил в ближний угол от Алабы. Я не должен был выдвигаться на игрока, а остаться в воротах. 
– Так что же является причиной вратарских ошибок? Точнее, что в большей степени определяет то или иное решение голкипера? Вратарская школа или профессиональное чутье, интуиция?
– Школа. Есть вратарские правила, то, чему учат всех вратарей. Понятно, что не всегда получается сохранять ворота сухими, даже если соблюдаешь все правила. Приходится действовать по ситуации. Если против тебя играет очень талантливый футболист, который может сделать с мячом все, что угодно, никакие правила тебя не спасут.
– Что позволяет лучшим вратарям мира играть на высоком уровне? Касильясу, например… Школа или что-то нестандартное?
– У этих вратарей есть что-то нестандартное в арсенале. Они обладают огромным природным талантом. У Касильяса все очень просто, он невысокого роста, очень быстрый, очень прыгучий, и он очень хорошо работает ногами, когда отбивает мячи. А из тех, кто больше всего придерживается классической вратарской школы, это, наверное, Чех. Он никогда не импровизирует, но у него идеально получается играть так, как учат вратарей. Мне из всех вратарей больше всего нравится именно он. И еще ванн дер Сар, который, к сожалению, уже закончил играть.
 
«Как бы ты не концентрировался на игре, на последних минутах силы на исходе и голова уже не соображает. Это физиология, человеческий фактор»
 
– В последние месяцы чаще всего обсуждается то, что наши команды очень часто пропускают на последних минутах. Что вы думаете об этом «проклятье»?
– В сборной – физические кондиции. Дело не в том, что игроки плохо подготовлены, а в том, что обороняясь, ты затрачиваешь больше сил, и если 90 минут обороняться, сил не хватает. Как бы ты ни концентрировался на игре, на последних минутах силы на исходе и голова уже не соображает. Это физиология, человеческий фактор.
 
Кайрат Нурдаулетов и Андрей Сидельников поздравляют друг друга с ничьей в матче с австрийцами (ffk.kz)
 
– То есть единственный способ «вылечиться» – переходить к атакующей игре?
– Нам рано переходить к атакующей игре. Но надо хотя бы что-то придумывать, чтобы не отбиваться на протяжении всего матча. Понятно, что при более атакующей игре мы открываем зоны на своей половине поля, но надо играть. Например, в матче с австрийцами в Вене соперник поступил очень хитро и грамотно. С первых минут матча они отошли на свою половину поля и заставили нас пытаться комбинировать, что у нас практически не получалось.
– Почему же мы не готовы играть в комбинационный футбол?
– Проблема, на мой взгляд, в чемпионате Казахстана, где на пальцах можно пересчитать команды, которые играют в комбинационный футбол.
– Какие именно?
– Про свой клуб ничего, понятное дело, не буду говорить. А об остальных… Последние матчи, которые я видел или с кем мы играли, – это «Сункар», с которым мы играли в Актюбинске. Еще мне очень понравился шымкентский клуб из первой лиги, с которым мы играли в Кубке (БИИК. – Прим. авт.) Они настолько смело играли с нами и дома и на выезде, что я был, честно говоря, удивлен. Они получили много голов, но дело не в этом. Люди вышли показать свой футбол, как они умеют. То есть тренер не дал им установки сидеть в обороне и отбиваться. Это очень понравилось всей нашей команде, приятно было играть. Еще могу отметить «Шахтер», когда мы играли с ним в первом круге в Астане. «Шахтер» не всегда играющая команда, но в том матче они неплохо комбинировали. Но когда мы играли в Актобе, они ушли в оборону, играли на стандартах, аутах.
– «Иртыш», «Акжайык», «Тараз», «Тобол»?
– «Тобол» – да. В Костанае есть хорошие футболисты и, соответственно, тренер, которые умеют делать комбинационную игру. 
 
«…на пальцах можно пересчитать команды, которые играют в комбинационный футбол»
 
– Возвращаясь к теме сборной, можно сказать, что в Австрии нам не хватило Шмидтгаля и Кукеева?
– Одной из главных задач в гостевом матче с Австрией была задача нейтрализовать Фукса, который является одним из главных идейных вдохновителей, как в сборной, так и в своем клубе. Конысбаев с этой задачей справился на сто процентов – от Фукса угроз не исходило. И в атаке Улан имел возможности, мог забить, если бы с холодной головой к этому подошел…
– Но Кукеев мог бы играть и на другом фланге.
– Если бы был Шмидтгаль, Кукеев бы не играл.
– А если Шмидтгаль слева в обороне?
– Генрих не будет играть в обороне при нынешней модели сборной Казахстана. Сейчас там действует Киров. Поэтому для Шмидтгаля, как и для Кукеева, было место только в полузащите. Оба эти игрока атакующие, а в нашей ситуации, как ее видит тренер, Шмидтгаль никогда не станет играть в обороне, там нужны высокорослые игроки для стандартов.
– Может быть, стоит попробовать изменить модель игры, хотя бы ради того, чтобы попробовать на левом фланге связку Шмидтгаль – Кукеев?
– Может быть. Но тогда нам нужно менять тренера. У Беранека свое видение игры, своя тактика.
– Мирослав Беранек в то время, которое вы проводите в сборной перед играми, в большей степени уделяет внимание тактике и построениям или же он мотивирует игроков?
– 50 на 50. 
– Как чаще всего проходят тренировки сборной?
– В тренировочном процессе мы много бьем по воротам, отрабатываем завершение атак с флангов или через середину. 
– Вы слышали, что плей-мейкером нынешней сборной Казахстана называют вас?
– Слышал (смеется). Но, по-моему, в этом больше сарказма, чем чего-то другого.
– И все-таки почти все атаки нашей сборной начинаете вы…
– Ну да. Это связано с тем, что почти каждая атака соперника завершается ударом по нашим воротам.
– Сегодня сборная Казахстана не ставит перед собой задачу выхода из отборочной группы, почему бы от одной квалификационной игры к другой не экспериментировать с тактикой, не пробовать различные сочетания игроков? Почему мы играем в одном и том же стиле, который не приносит нам успеха?
– На самом деле ставятся задачи набирать очки, набираться опыта, уверенности в себе, повышать свой класс. Дай бог, чтобы футболисты задумывались о своем профессиональном росте. Поэтому сегодня в сборную и приходят молодые игроки, у которых есть возможность расти профессионально.
 
«В начале прошлого года нам поменяли газон. Хотели сделать лучше, но получилось хуже»
 
– И все-таки почему мы не можем сохранить мяч, выходя из обороны в пас? В наших клубах ведь существует та же самая проблема. Когда «Актобе» в третьем квалификационном раунде Лиги Европы дома играл против бельгийского «Генка» (1:2. – Прим. авт.), до тридцатой минуты получалось выходить из обороны в пас, а потом начались ошибки…
– Да. Одна из причин – соперник, который хорошо прессингует. Сложно комбинировать, когда испытываешь давление на каждом участке поля. А если еще и поле не позволяет – это уже две проблемы…
 
– Летом в Актобе были проблемы с полем?
– К сожалению, поле не лучшего качества. На протяжении двух лет есть проблемы с газоном. В начале прошлого года нам поменяли газон. Хотели сделать лучше, но получилось хуже.
– Но вы же знаете, в чем причина? Или об этом лучше не говорить?
– Пусть руководство разбирается, ему виднее (улыбается). Наверное, кто-то где-то недоработал.
– В этом отборочном цикле к чемпионату мира нам пока еще не забивали такой гол, который по итогам года мог быть признан лучшим?
– (Смеется). Пока таких голов не было, по-моему. Надеюсь, больше не будет. Хороший гол нам забили армяне. По-моему, Мовсисян пяткой забил. Но это был товарищеский матч.
– И все-таки давайте вспомним. Гол от сборной Турции в Астане в исполнении Хамита Алтынтопа был признан лучшим в мире за 2010 год. Вы тогда лично летали в Цюрих, чтобы наградить своего обидчика. Расскажите об этом поподробнее, пожалуйста.
– Мне позвонили и предложили наградить. Сначала я слегка напрягся, но потом подумал, что ничего плохого в этом нет. Такая наша вратарская доля – то выручать, то пропускать. Ну и потом когда еще появится возможность побывать на такой церемонии награждения? Я со здоровой долей самоиронии поехал награждать.
– Вы ведь там могли увидеть первых знаменитостей мирового футбола. Может быть, они просто какие-то особые люди, не похожие на нас?
– Нет, конечно (смеется). Все на самом деле очень просто. Уровень футболистов зависит от игрового воспитания, от футбольного образования. Я ведь в возрасте пятнадцати лет в течение года находился в Голландии, в клубе «Херенвен». В то время он считался поставщиком дарований для больших команд. Один из самых ярких примеров датчанин Йон-Даль Томассон, который самые яркие годы своей карьеры провел в «Аяксе» и «Милане». Так вот там, в Голландии, воспитание совсем на другом уровне. Мне ведь было с чем сравнивать – я вышел из спартаковской академии – лучшей футбольной школы России по тем временам. И в «Спартаке» даже близко не было таких условий, как в Голландии. Как бить правой ногой, как играть левой – все до мелочей разбиралось там. И это очень важная проблема для Казахстана – и не только Казахстана. Сегодня в России, в школах «Спартака», «Локомотива» у детей шести-семи лет в группах по два тренера, как у профессиональных команд. К этому надо стремиться.
– Если по десятибалльной шкале уровня футбольного воспитания высший балл дать Голландии, то какую оценку получит спартаковская академия, и как можно оценить казахстанские детские футбольные центры, которые начали свое становление в нынешнем году?
– О том, как сегодня работают с детьми в Казахстане, судить пока не могу. Знаю, что в Актобе и нескольких других городах появились такие футбольные центры, но сам этого не видел. А спартаковская школа в мое время была на порядок ниже, чем в Голландии. Это касается не только уровня тренировок, но и инфраструктуры – полей, тренажерных залов. У нас в Актобе, например, до сих пор нет своего тренажерного зала. Это проблема. Говоря о той же Австрии: у них практически любая тренировка начинается с тренажерного зала. У них «физика» лучше, корпус, удар – все это развивается с юного возраста. Хорошо, что у нас открываются центры с профессиональным воспитанием игроков. Надеюсь, все идет к тому, что появится и культура. Если футболист, завершивший карьеру, который нигде не учился, а только закончил физкультурный институт, пропуская большую часть занятий из-за постоянных сборов и турниров – я не считаю это образованием. Как я обучался – образованием это не назовешь.
– Сколько должно еще пройти времени, чтобы в Казахстане появились полноценные футбольные академии с высококлассными отечественными или иностранными тренерами, с пятью-шестью футбольными полями, чтобы наши юношеские и молодежные сборные не проигрывали по 0:5 и 0:6?
Если сейчас футбольные центры только начинают работать, то результата нужно ждать не один год. Если говорить о том, что нужно сейчас сборной Казахстана, нужно искать выходы, тактические решения, может быть, менять футболистов.
 
 
«Прыгать с парашютом хотелось бы с русскоязычным инструктором»
 
– С другими голкиперами, которые выступали за сборную Казахстана, вы не общаетесь? Или, может быть, дружите?
– Дружбы, наверное, не получается. Но общение нормальное, здоровая конкуренция.
– Ну а вообще из игроков, играющих в Казахстане, у вас много друзей?
– Только если эти игроки выступали в Актобе. Женя Аверченко, Мурат Тлешев. С Антоном Цириным, который сейчас играет в «Акжайике», тоже поддерживаем дружеские отношения. Сейчас это не так сложно. Созваниваемся, общаемся. Это логично, что почти все мои друзья играют в Актобе.
– С партнерами по команде часто проводите свободное время вместе? Пикники, шашлыки…
– У нас очень дружный коллектив. Довольно часто выбираемся на совместный отдых. Последний раз была рыбалка. Иногда к нам подключается и Владимир Васильевич.
– Кто самый заядлый рыбак в команде?
– Петя Бадло. У него в багажнике и сети, и ложка, и все, что нужно для рыбалки. Широко руки расставляет, когда рассказывает, кого он поймал (смеется). У меня и отец заядлый рыбак и охотник. Но у меня это как-то не получается развивать. Нет времени, чтобы кто-то пристрастил, увлек.
– А у тебя какие увлечения?
– Я по натуре экстремал, и поэтому я уже два года очень увлекаюсь мотоспортом. У меня есть мотоцикл, и я посещаю тренировки по мотокроссу. Но моя профессиональная карьера не позволяет постоянно заниматься мотоциклом, отдаваться этому на все 100 процентов. Нужно себя поберечь.
– Парашют, параплан, рафтинг вам, как экстремалу, наверное, тоже интересны.
– Очень интересны, и я хотел бы все это попробовать. Но на данный момент в моем активе только два прыжка на «тарзанке». Надеюсь, в будущем и с парашютом буду прыгать, и по реке сплавляться. Но отпуск у нас, футболистов, в основном зимой, когда не попрыгаешь. Можно было бы сделать это где-то в теплых краях, но я очень хотел бы иметь рядом русскоязычного инструктора (смеется).
– Что случилось в домашней игре с «Акжайыком»? Многие были уверены, что вы выиграете этот матч, но обернулось все поражением и четырьмя пропущенными мячами.
– Как я вижу эту ситуацию, возможно, мы не были настроены на борьбу. С первых минут матча мы не участвовали в единоборствах, ждали, что соперник сам отдаст нам мяч и мы будем атаковать. А первые два гола, которые нам забили, это два рикошета. «Акжайыку» еще и везло очень. За весь матч у них было пять моментов, которые превратились в четыре гола. На самом деле это был переломный матч, и если бы мы выиграли, сразу бы заняли второе место в таблице, и возможно, внесли панику в ряды «Шахтера». И если бы карагандинцы допустили осечку в одном из туров, мы могли претендовать на чемпионство. К сожалению, у нас часто случаются такие провальные матчи и, увы, они часто приходятся на ключевые игры.
 
«Без хороших полей хорошего футбола не будет»
 
– Благодаря чему команда может настраиваться на каждую игру, даже не с самым сильным соперником? Выходить на поле при счете 0:5?
– Это, наверное, слишком грубо сказано. Но, действительно, нужно держать в голове мысль о том, что сегодня соперник не пройдет.
– Что сегодня срочно нужно сделать в казахстанском футболе для скорейшего развития вида спорта в стране? Чего явно не хватает?
– В первую очередь это, конечно, поля. Без хороших полей хорошего футбола не будет.
– В этом плане, наверное, вам кажется абсурдной перспектива перехода чемпионата на систему осень – весна?
– Думаю, такого перехода не будет. Это было бы не очень хорошее решение. Понимаете, даже если в Казахстане построят необходимое количество крытых футбольных стадионов с искусственными газонами – это не скажется благоприятно на развитии футбола. Во-первых, играть надо в теплую погоду, а, во-вторых, если круглый год бегать по синтетике, мы вообще забудем, что такое натуральная трава.
– Как командой была воспринята новость о возможной отставке Муханова? Это было как гром среди ясного неба, или ждали чего-то похожего?
– Громом это не было. После других провальных матчей подобные ситуации уже случались. Он – максималист, человек, который ставит самые высокие цели. И когда что-то не получается, он сразу же подает в отставку.
– Сейчас «Актобе» попал в сложную ситуацию. Даже если вы в оставшихся двух играх наберете макимум очков – это не гарантирует вам попадания в призовую тройку. Опасаетесь, что «Ордабасы» и «Шахтер», решившие уже свои турнирные задачи, не станут в полную силу играть против «Астаны» и «Иртыша»?
– Я больше опасаюсь за игру своей команды. Если мы выиграем, но не пройдем в призеры, будет не так обидно. А вот если мы проиграем, не воспользовавшись шансом, – это будет трагедия.
 
Валентин ЛЕЩИНСКИЙ
Фото Сергея АРХИПОВА
 
Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
0
Комментарии 0

Хотите оставить свой комментарий?

Войдите, Зарегистрируйтесь или войдите через соцсети:

Лучшие материалы

Спасибо. Сообщение об опечатке отправлено нашим редакторам.